«Сушинский наотрез отказался признавать свои ошибки». Большое интервью Александра Крылова

0 0

Обозреватель «СЭ» Михаил Зислис поговорил с председателем Совета директоров «Авангарда» Александром Крыловым.

Волков, Сушинский, трансферы

— Расскажите о приходе Алексея Волкова в «Авангард» на пост генерального менеджера. Рассматривались ли другие варианты?

— Во-первых, Алексей очень воспитанный и порядочный человек. Он живет хоккеем 24 часа. Волков прошел хорошую школу — сначала в «Автомобилисте», потом в ЦСКА, где построил клуб ВХЛ и играл немалую роль в чемпионской команде. Пусть и не главную, но немалую. Волков — менеджер новой формации. Нужно понимать, что далеко не всегда из хороших хоккеистов вырастают грамотные менеджеры.

«Сушинский наотрез отказался признавать свои ошибки». Большое интервью Александра Крылова

— Назовите три качества Волкова, которые убедили вас сделать выбор в его пользу?

— Аналитический склад ума, холодная голова (как у всех вратарей) и то, что он фанат своего дела. Интересная деталь — во время игры Алексей ведет аналитические записи, работает постоянно. Сушинский, к примеру, вообще не обсуждал игры с Хартли. Волков же после каждой игры проводит разбор с тренерским штабом. Непосредственно после матча — короткое обсуждение на 5 минут, а на следующее утро — часовое собрание. Совершенно другой подход в менеджменте и работе с главным тренером. У Алексея очень грамотный ассистент (помимо Еронко) — Юрий Кузьменков. Очень профессиональный специалист и знаток своего дела.

— Можно ли уже сейчас оценить селекцию под управлением Волкова?

— Оценки будем давать после сезона. Одно могу сказать сейчас — в действиях нового менеджмента я вижу стратегию и логику. Этим летом мы серьезно омолодили состав. Это плюс.

— Сушинский уже провел предварительные переговоры по потенциальным новичкам — Найту, Керрану, Фисенко, Тимкину. То есть строил какие-то планы. Почему с ним не продлили контракт и упразднили должность президента клуба?

— Чтобы ответить на этот вопрос, предлагаю вернуться чуть назад — в весну 2018 года. Я пришел на пост председателя совета директоров большой организации, с большим бюджетом, которой, по сути, руководил Максим Сушинский. Человек, который ранее не имел опыта руководства компаниями даже средней руки, так как его бизнес — это акционерская история, насколько я понимаю, он не был ни разу CEO компании. Я же привык к определенным корпоративным стандартам — бюджетированию, отчетности, инвестиционной программе и так далее. Ничего этого в клубе не было. Никакой структуры.

Тогда мы сели с Максом, и я ему сказал — я помогу тебе, потому что понимаю, что в одночасье стать опытным и грамотным менеджером сложно, нужна помощь. Поэтому мы разделили зоны ответственности. Мы сняли с Сушинского вопросы строительства, сначала Академии, а затем и новой арены, бюджетирования, маркетинга. Максим должен был сосредоточиться на том, в чем разбирается отлично — на хоккее. Но и там, как мы обсудили, должна быть структура и стратегия, а не хаотичные действия. Должно быть скаутское бюро, грамотный генеральный менеджер, который имеет контроль над главным тренером.

Что мы в итоге получили? Неудачная трансферная кампания, отсутствие нормальной скаутской службы, отсутствие контроля над главным тренером. Получалось так, что менеджмент игроков покупал, а тренерский штаб потом не знал, что с ними делать. Генерального менеджера, который мог бы нормально оперировать всеми этими процессами — не было.

Несмотря на то, что первый год был успешным, все эти недочеты были обсуждены, они никуда не делись. Нужно было их исправлять и именно такая задача была поставлена руководству спортивного блока клуба во главе с Сушинским. К сожалению, осень прошлого сезона показала, что глобальных изменений по данным направлениям не произошло. Пришлось в принудительном порядке менять скаутскую службу, искать какие-то решения, но, к сожалению, было уже поздно. В итоге Совет директоров признал работу спортивного блока по итогам сезона неудовлетворительной.

— Были ли шансы на то, что Сушинский останется в клубе в какой-либо должности?

— Безусловно. После СД мы встречались с Максимом несколько раз. В моем понимании, основной проблемой в продолжении сотрудничества стал тот факт, что Макс наотрез отказывался признавать свои ошибки. Виноваты были все, кто угодно, но только не он. В такой конфигурации сложно работать, потому как человек не понимает той точки, в которой находится, у него нет потенциала для роста.

При всем при этом я готов был его оставить в команде. Сушинский признал, что в коллективе не было должной атмосферы. Но ведь для создания этой атмосферы нужно находиться внутри коллектива, перемещаться с ним и на выезды и так далее. Максим от этого предложения отказался.

— После своего ухода Сушинский дал несколько громких интервью. Напрямую вашу фамилию не называл, почему-то упоминая только Игоря Еронко, но понятно, кто принимает в клубе решения и в чей огород летят камни.

— Максим — человек эмоциональный. Вспомните, как он расставался со своими клубами во время спортивной карьеры. Думаю, никакие NDA (Non-Disclosure Agreement — англ. — соглашение о неразглашении конфиденциальной информации) тут не помогут. Тем более никаких конфиденциальных тайн в этих интервью Максим не раскрывал. Я намеренно не комментировал все эти интервью, с большим уважением отношусь к Сушинскому. Никто не отменял его заслуг для «Авангарда», всегда рады видеть его на матчах команды. Сушинский — легенда для «Авангарда». К сожалению, спортивный клуб — это серьезный бизнес, иногда приходится принимать не совсем популярные решения.

— Много слухов ходит о том, кто отвечает за трансферы. Вы можете продавить свое видение или заблокировать какой-то ход?

— Для этого есть генеральный менеджер, у которого полный карт-бланш. Это было и при Сушинском, осталось и при Волкове. Конечно, право вето у меня есть, но я им практически ни разу не пользовался. Вообще у меня перед этим сезоном состоялся довольно жесткий разговор с Хартли, где я еще раз ему обозначил, что его непосредственный руководитель — генеральный менеджер. Он ставит задачи и требует результат. Диалог получился конструктивным, Боб меня услышал.

«Сушинский наотрез отказался признавать свои ошибки». Большое интервью Александра Крылова

Ковальчук, потолок, Еронко

— Все помнят, как вы полушутя грозились отправить Игоря Бобкова в «Югру». Что с ним происходит? В СМИ появлялась даже информация о том, что вратаря переведут в список отказов и могут расторгнуть контракт.

— То, что он не сыграл в начале сезона, не говорит о том, что Бобков потерял какое-то доверие. У нас есть профессиональный тренерский штаб, он видит ребят на тренировках, работает с ними. Значит, посчитали нужным поставить в ворота на первые матчи Гарипова, тот сыграл неплохо. Но у вас в команде два хороших вратаря. Как уже говорил — сезон длинный, всякое может случиться. А что касается слухов, то каких только не было. Не стал бы воспринимать их всерьез.

— Вы реже стали появляться в раздевалке и отбивать кулаки. Не охладели ли к проекту или устали от внимания, связанного с «Авангардом»?

— Это лишь стечение обстоятельств и занятность по основной работе. На последних матчах я был с командой, а в тех случаях, когда приехать на стадион не получается, постоянно нахожусь на связи с генеральным менеджером, поэтому в курсе всех событий.

— Клуб первым в КХЛ признал, что в команде есть заболевшие коронавирусом. Откуда такая открытость в столь деликатном вопросе?

— Открытость в данном вопросе пресекает появление различных слухов и домыслов, которые потом могут перерасти в боязнь и страх. Мы постоянно тестировали ребят, как только подтвердили положительные результаты у некоторых из них, решили не скрывать этот факт. Ребята спокойно прошли изоляцию и вернулись на лед. Все открыто и нет ни малейшего шанса на какие-то выдумки. Знаю, что лига в дальнейшем ставила нас в пример другим клубам в данном вопросе.

— Илья Ковальчук сосватал Боба Хартли в «Авангард». Насколько реален вариант появления Ильи в вашей команде?

— Никто не сватал к нам Боба. После Копенгагена я позвонил Илье и поинтересовался, что это за тренер. Тот дал мне положительные рекомендации. На этом все. Что касается самого Ковальчука в «Авангарде», он явно дал всем понять, что хочет играть в Северной Америке и не смотрит в сторону КХЛ.

— Допустим, его не устроят условия за океаном, и он все-таки решит вернуться, а денег у клуба на него уже не будет. Как решать этот вопрос? Ведь вы были одним из тех, кто голосовал за 900 миллионов.

— Как я уже сказал, Илья останется в Северной Америке. Что касается потолка, все вполне справедливо. Не интересно играть, когда у тебя на столе 200 рублей, а у соперника 100. Я — за здоровую конкуренцию и профессиональные соревнования, профессиональную систему клубов и их менеджмента. В таких условиях и нам проявить себя будет легче. Да и игроки в условиях здоровой конкуренции будут прогрессировать быстрее. Так что от введения такого потолка вижу только плюсы.

— Ожидали, что столько народу в хоккейном мире встретит назначение Еронко в штыки?

— Мне кажется, персоне Еронко сейчас уделяется слишком много внимания. Он лишь в начале пути, сейчас сосредоточен на молодежном хоккее. Если все будет окей и клуб устроит его работа, то следующим шагом будет клуб ВХЛ. Но пока и об этом рано говорить. А повышенное внимание сейчас ему может только помешать. Непосредственный руководитель Игоря — Алексей Волков. Насколько я понимаю, на данный момент у него нет претензий к работе Еронко, а дальше будем смотреть на результаты.

— «Авангард» и СКА, учитывая, что за обоими клубами стоят структуры «Газпрома», конкуренты, друзья, враги? Создается порой впечатление, что вы заочно конкурируете с Романом Ротенбергом. Какие у вас с ним отношения?

— У меня рабочие отношения с Романом. Он делает много для развития хоккея в нашей стране. Активно продвигает программу развития хоккея «Красная машина», элементы который мы используем и в нашей программе. Что касается двух клубов, то здоровая конкуренция еще никому не вредила. Я только за то, чтобы в финале Кубка Гагарина в этом сезоне сыграли «Авангард» и СКА.

— Читаете ли анонимные телеграм-каналы и как относитесь к тому, что «Авангард» в них часто критикуют? Есть какие-то подковерные войны?

— Я, как современный менеджер, постоянно должен находиться в инфополе. Это неотъемлемая часть серьезного бизнеса. Поэтому есть PR-служба, которая готовит выдержку по всем темам, среди которых есть и «Авангард». А насчет критики, то я всегда за конструктив. Критика по делу — полезна. Если же она высосана из пальца и преследует какие-то другие цели, то такое лучше игнорировать.

«Сушинский наотрез отказался признавать свои ошибки». Большое интервью Александра Крылова

Кольцов, «Вегас», легионеры

— Многие болельщики недоумевают, зачем добавили золотой цвет на форму? У «Авангарда» цвета красно-бело-черные, а белый исчез с домашней формы.

— Сезон для нас необычный — юбилейный, поэтому решили в честь этого добавить золотой цвет. Если он станет для нас золотым в плане чемпионства — все запомним его, нет — пойдем дальше.

— Кто ваш любимый игрок в «Авангарде» за всё время?

— Кирилл Кольцов. Мне всегда нравился его хоккейный интеллект, очень грамотный и очень думающий игрок. Можно сказать, что его хоккейный IQ поразил и меня. Один из самых ярких атакующих защитников современной России.

— Есть ли возможность, в будущем, проведения матчей «Авангарда» с клубами НХЛ?

— Во время рабочего визита в США в рамках подготовки проекта по строительству новой арены в Омске я посетил самый современные хоккейные дворцы, в том числе в Вегасе. Во время этой поездки у нас завязались хорошие отношения с клубом «Вегас Голден Найтс». Их интересовала наша программа развития детского хоккея, так как есть задача выстроить полноценную вертикаль клуба. Нас интересовал опыт коллег с точки зрения продвижения бренда и поиска дополнительных источников финансирования. Вот на этой почве мы сошлись и готовили для болельщиков некий event (мероприятие — англ.), в рамках которого «Авангард» должен был сыграть в Вегасе, а клуб НХЛ приехать на матчи в Москву. Но из-за пандемии эта работа была поставлена на паузу. Крест на этой классной идее мы не ставим, обязательно к ней вернемся после снятия всех ограничений.

— Что нужно сделать, чтобы лига вышла хотя бы на спортивный уровень сезона-2008/09 годов, когда было действительно много звезд?

— Мне кажется, что этот сезон должен стать одним из самых интересных за последнее время. Потолок зарплат должен серьезно поднять уровень конкуренции в лиге, жду много равных матчей с яркой борьбой. Понятно, что пандемия скажется — мы уже это видим, но ожидания все равно позитивные.

— Как вы относитесь к лимиту легионеров?

— Любые ограничения — плохо для конкуренции. Другое дело, нужно сделать отбор этих легионеров более качественным. Есть примеры из того же футбола, когда не любой легионер может приехать, к примеру, в АПЛ. То есть, необходим набор неких критериев, которым должен соответствовать легионер в КХЛ. Легионеры в России должны чему-то научить своих партнеров, а не отбывать тут номер, зарабатывая баснословные деньги. Одно дело, когда в КХЛ приезжают люди уровня Умарка, другое дело — второсортные хоккеисты, ничем не превышающие в классе наших ребят. Плюс, не забываем и о потолке, который тоже должен внести баланс в этом вопросе.

Интересный кейс, кстати, с вратарями и ограничениями на легионеров по данной позиции. Помните, одно время в чемпионате России существовал налог на вратарей-легионеров? А затем было правило, что российские вратари должны сыграть минимум треть матчей чемпионата. В итоге это все вылилось в то, что в финалах конференций Кубка Стэнли играли сразу три российских голкипера. Когда еще такое было?

— В 2019 году после финала вы сказали: «Теперь мы знаем, что нам нужно сделать, чтобы в следующем году играть в финале с позиции силы». В следующем году плей-офф получился провальным. Какие выводы были сделаны? Все ли правильно сделал Хартли? Был ли с ним разговор об этом?

– Выводы были сделаны, думаю, вы о них знаете и уже достаточно обсудили. Разговор с Хартли был и после прошлого сезона, и перед началом этого. Повторюсь, разговор этот получился довольно жестким, но конструктивным. Задача взять Кубок стоит перед «Авангардом» всегда, по крайней мере, пока я в клубе. Официальная задача минимум на этот сезон — финал Конференции. Но все мы понимаем, что цель — одна.

«Сушинский наотрез отказался признавать свои ошибки». Большое интервью Александра Крылова

Воспитанники, «Красная машина», Омск

— Что имелось в виду под «13-ю воспитанниками в главной команде, о которой заявил Игорь Еронко?

— Откуда вообще взялся тезис про своих воспитанников? Многие вырвали эти слова из контекста. Финансирование академии, что лежит в его основе? За счет чего можно зарабатывать в этой области? Только на трансферах. В условиях, когда в КХЛ нет драфтов, то качественных молодых игроков можно или воспитать в своей системе, или купить на них права за немалые деньги у других клубов. За примерами далеко ходить не нужно — Шарипзянов и Толчинский. Да, это качественное усиление, но мы потратили на них много миллионов рублей.

Отсюда и родилась цифра в 13 воспитанников. Чистая математика. Именно столько молодых нужно для нормального функционирования финансовой модели. Имеется в виду, что система клуба должна быть устойчива с точки зрения основных игроков, на которых держится бюджет. Чем больше своих воспитанников — тем меньше ты тратишь на их приобретение. Воспитанник — это человек, который прошел систему «Авангарда». Зачастую он пришел вообще бесплатно, но первый профессиональный контракт подписал с «Авангардом», а на его прописку и место рождения мы не смотрим. Хотя, безусловно, всегда стремимся к тому, чтобы коренных омичей был максимум возможного. И это как раз рушит тезис про «грабить другие клубы». Мы никого не грабим. Ребята, которые приходят в нашу систему получают все условия — инфраструктуру высшего уровня, методологию, качественный тренерский состав. То есть все возможности для прогресса и роста. Именно этим мы стараемся отличаться от других.

— Применяются ли принципы программы подготовки «Красная машина» в Академии «Авангарда»?

— Безусловно. Спасибо Роману Ротенбергу и всем авторам проекта. Это очень сильный продукт, тем более еще и бесплатный. Мы в своей программе берем лучшие практики, поэтому, конечно, там есть и элементы из «Красной машины».

— Какие перспективы создания собственной вертикали клубов МХЛ — ВХЛ — КХЛ, с учетом того, что количество выпускников академии будет значительно превышать возможности игры за команду МХЛ?

— Для этого мы и создаем клуб ВХЛ, чтобы у молодых игроков было больше практики, чтобы вертикаль была полноценной. Ну и второй момент — в будущем планируем поставлять ценные кадры и для других команд КХЛ, то есть продавать игроков.

— Реально ли сделать, чтобы все хоккейные секции в Омске работали под флагом «Авангарда»?

— Такая задача стоит. Хоккей — это лицо Омска. Вершиной этой системы должен являться «Авангард», профессиональный клуб. Все школы и хоккейные секции должны работать на вершину этого айсберга — на команду КХЛ «Авангард». По аналогии с Челябинском, где система работает на «Трактор». Но для этого нужно сделать немало изменений. Хоккей должен прийти в школы. Этот вопрос уже должен решаться на уровне правительства области и Министерства спорта. Мы, конечно, окажем всяческое содействие. Собственно, Евгений Корноухов и помогает сейчас выстроить всю эту систему.

— Есть интерес у государства в развитии программы массового хоккея и в чем вы видите возможное сотрудничество с ним?

— Я получил приглашение от вице-премьера Чернышенко принять участие в работе рабочей группе по стратегии развития массового спорта. Уже поделился с коллегами своими мыслями о том, что в стране должна быть разработана кластерная система, согласно которой в определенных регионах развиваются определенные виды спорта. Причем для выбора вида спорта существуют два критерия — климатический и исторический. К примеру, Омску хоккей подходит по всем параметрам, в Ленинградской области, например, исторически развивалось водное поло, там выросло много чемпионов, в Ростове — футбол, а, скажем, Белгород славится своими волейбольными чемпионскими традициями.

Каждому региону можно подобрать тот вид спорта, который будет ему максимально подходить, во многих городах определенные виды спорта имеют исторически сильные позиции. А что происходит дальше? А дальше как можно больше детей должны заниматься в регионе выбранным видом спорта. Он должен войти в школьную программу. Чем больше детей занимается, тем больше шансы получить на профессиональном уровне больше звезд по данному виду спорта. Только должна все равно присутствовать полная вертикаль — школы — академия — профессиональный клуб. Тогда у детей будет стимул к росту. Так что с губернатором Бурковым у нас общая задача — сделать Омск пилотным регионом в этом проекте.

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует куки. Вы можете отказаться, если хотите. ПринятьЧитать далее

Политика конфиденциальности и куки