Mail target

Mail target

Игорь Коновалов: «Если мы, г-н мэр, готовы отказаться от своей истории, какой бы она ни была, то кто мы?»

0 1

Mail target

Игорь Коновалов: «Если мы, г-н мэр, готовы отказаться от своей истории, какой бы она ни была, то кто мы?»

Городская администрация не даёт нам расслабиться. То один памятник хотят снести, то другой. Сейчас взялись за дом Суровцева, 1, в старом Кировске.

Он стоит на охране как памятник истории. В доме находился штаб «Куломзинского восстания», произошедшего 22.12.1918 года.

Mail target

Игорь Коновалов: «Если мы, г-н мэр, готовы отказаться от своей истории, какой бы она ни была, то кто мы?»

Фото: kartarf.ru

Несколько лет назад дом расселили по «программе расселения аварийного жилья». Сразу после расселения дом стали растаскивать. Делали это масштабно и открыто, с применением техники. Но поскольку дом очень большой, то весь растащить не успели. Администрация в конце концов спохватилась. Снос остановили… Виновных, конечно, не нашли. Хотя всё шито белыми нитками, есть застройщик, претендующий на эту площадку.

Игорь Коновалов: «Если мы, г-н мэр, готовы отказаться от своей истории, какой бы она ни была, то кто мы?»

Фото: om1.ru

Игорь Коновалов: «Если мы, г-н мэр, готовы отказаться от своей истории, какой бы она ни была, то кто мы?»

Фото: om1.ru

С тех пор дом стоит полуразрушенный. Заинтересованных в восстановлении дома пока не нашлось.

Как известно, нет объекта — нет проблемы. В администрации города решили избавиться от дома. На это сразу нашлись бюджетные деньги. Почему-то 650 000 рублей. В своё время на охрану дома средств не было, на консервацию не было, а на снятие с охраны нашлись.

К счастью, прецедентов снятия с охраны очень мало. (Иначе бы всё снесли). Вопрос решается в Министерстве культуры Российской Федерации. Им интересы местных застройщиков не интересны. Для снятия с охраны нужно либо доказать ошибочность постановки на охрану, либо памятник должен быть утрачен по непреодолимым причинам: землетрясение, оползень, всемирный потоп, конец света и так далее. Поскольку существование там штаба «восстания» никто не отрицает, всемирного потопа не было и существенная часть дома сохранилась, то законные основания для снятия с охраны отсутствуют.

Но в администрации решили выделить денег побольше, полагая, что чем больше денег, тем больше вероятность снятия с охраны. Может быть в эту сумму сразу заложены взятки чиновникам.

Я предвижу вопрос: а ради чего бороться за сохранение этого дома? Здесь нужна историческая справка.

Я не случайно пишу «восстание» в кавычках. По факту это была попытка государственного переворота в белой столице, щедро проплаченная ЦК РКП (б). Для её организации прибыли товарищи из центра во главе с Рабиновичем. ЦК партии делал большие ставки на этот переворот. Надо отдать должное организаторам «восстания». Они проделали большую организационную подпольную работу по его подготовке. Они закупили оружие, сагитировали и сформировали красногвардейские дружины, разработали план восстания, наладили связь. Для восстания выбрали подходящий момент, когда Колчак болел. Им об этом сообщили агенты в резиденции правителя.

Но контрразведка белых не дремала. Среди заговорщиков начались аресты.

В городском штабе, который находился на улице Рабиновича, 88 (дом тоже заброшен), товарищ Рабинович, не зная масштаба провала, принимает решение отложить восстание. Во все районы направляют связных. Это было поздним вечером 21.12.1918 года. В городе действовал комендантский час. В Куломзино надо было идти через весь город, а потом по льду через Иртыш. Связного поймал патруль. Он объяснил цель похода личными обстоятельствами. Его задержали только за нарушение комендантского часа. Но до Куломзино он не дошёл.

Рано утром 22.12.1918 года, не получив приказ об отмене, куломзинцы дружно выступили и реализовали намеченный план в своём районе: захватили ключевые объекты, разоружили солдат и так далее.

Не предупредили не только куломзинцев. В городе захватили тюрьму, железнодорожные мастерские и так далее. Но восстание было скомкано. У белых осталось много свободных сил для его подавления. К вечеру очаги выступления были подавлены. Ночью и утром 23.12.1918 года проходили зачистки. В советское время любили говорить о невинных жертвах восстания. На самом деле — на войне как на войне. С обеих сторон вооружённые русские люди убивали друг друга. Правда, белые привлекли к подавлению восстания ещё и чехов. Кому больше повезло, тот и победил. (Кстати, Колчак когда поправился, занялся расследованием злоупотреблений при подавлении).

Если бы товарищ Рабинович не отменил восстание и решил идти напролом, то у восставших были реальные шансы на успех. Тогда вся история России пошла бы другим путём. Восстание могло бы стать судьбоносным общегосударственным событием. Но не судьба. Другого восстания так и не случилось. Вскоре всех заговорщиков переловили поодиночке и казнили.

Если бы не куломзинские рабочие, то вся эта история закончилась бы бесславно. А так ценой своей жизни они хотя бы спасли честь большевицкого подполья.

Меня трудно заподозрить в симпатии к большевикам, но это яркая страница отечественной истории, имеющая далеко не только местное значение.

22.12.2018 года в одной из квартир дома на нынешней улице Суровцева, 1, сам товарищ Суровцев ждал донесения от связных, отдавал приказы, направлял дружины в ключевые точки. Но силы оказались неравными.

Сейчас, честно говоря, никто не помнит, в какой именно квартире этого огромного дома находился штаб восстания. Подпольщики себя не рекламировали. Но то, что штаб был именно там, в советское время знали все. Правда тогда никому в голову не приходило, что дом расселят и захотят снести.

Ведь помимо исторической ценности этот дом ещё и один из крупнейших дореволюционных жилых домов Омска. Дома для рабочих начали строить отнюдь не в советское время. Этот дом ещё в начале 20 века построил для рабочих своей мельницы купец Колокольников.

Для своего времени дом был очень качественный, иначе бы он не прослужил более 100 лет. Другое дело, что в советское время и после него его толком не ремонтировали и не благоустраивали. Он оставался таким же, как при постройке. На самом деле ветхим он не стал. Просто поменялись требования к жилью, и он стал некомфортным. Его можно было реконструировать, благоустроить, поменять назначение и так далее. Но этим надо заниматься. Проще было расселить.

Но главное не это.

Если мы готовы отказаться от своей истории, какой бы она ни была, то кто мы?

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.