Коллаж – шарики

Армянин с русской фамилией. Как «табачный король» стал советским счетоводом

0 2

Армянин с русской фамилией. Как «табачный король» стал советским счетоводом

Омский Центр изучения истории гражданской войны

В рамках публичного краеведческого лектория, организованного совместно Омским региональным отделением Союза краеведов России и Омским государственным историко-краеведческим музеем, о судьбе Георгия Яковлевича Серебрякова рассказал ведущий архивист Исторического архива Омской области, доцент Омского государственного технического университета, кандидат исторических наук Дмитрий Петин. Своё выступление он посвятил своему профессиональному празднику – Дню архивов России (отмечается 10 марта).

Источниками стали ранее не опубликованные документы (анкеты, переписка) о назначении Серебрякова почётным мировым судьей, которое хранится в Историческом архиве Омской области в фонде Омского окружного суда, и материалы уголовного дела 1920-1921 гг., возбужденного органами ВЧК, из фондов архива УФСБ России по Омской области (анкеты, протоколы допросов, переписка и др.)

Георгий Яковлевич Серебряков – видный представитель дореволюционной сибирской промышленной и торговой буржуазии, известен не только в Омске, но и далеко за его пределами. О его биографии, до 1917 года, не раз писали исследователи последних пару десятилетий в статьях и научно- популярных работах. При этом о Серебрякове говорилось либо в контексте истории развития омской коммерции, частной промышленности и товарного производства рубежа XIX–XX вв., либо имя его упоминали, анализируя архитектурный облик здания, где располагалась табачная фабрика. Дмитрий Петин изучил жизнь коммерсанта в годы Гражданской войны.

Из Таганрога в Омск

Георгий Яковлевич – армянин по происхождению – родился в городе Таганроге в 1867 году. Отец его Яков Михайлович был крупным (I-ой гильдии) купцом, известным всей империи. В 1886 году Серебряков окончил в Москве полный курс Академии коммерческих наук, пошёл по стопам своего отца и стал успешным предпринимателем.

Армянин с русской фамилией. Как «табачный король» стал советским счетоводом

Георгий Серебряков

Кажется, отцу и сыну стало однажды тесно в Донском краю, они обратили свой взор далеко за Уральский хребет. В 1893 году Яков Михайлович Серебряков покупает в Омске у И.П. Протормаса табачную фабрику. В 1901 году он построил для неё новое здание на пересечении современных ул. Лермонтова (до 1914 г. – Томской) и ул. Декабристов (до 1923 г. Варламовская). Предприятие он оснастил передовым оборудованием и обеспечил лучшим сырьем. Со временем фабрика стала знаменита не только в России, но и за её пределами. Как сказали бы ныне, благодаря широкому ассортименту и качеству продукции. 

Армянин с русской фамилией. Как «табачный король» стал советским счетоводом

Фото: Министерство имущественных отношений Омской области

Серебряковы переехали из Таганрога в Омск, Георгий Яковлевич занял пост заведующего табачной фабрикой, а после смерти отца в 1911 году, стал её владельцем. Поселился он в апартаментах при предприятии вплоть до осени 1919 года по адресу: улица Варламовская, (Декабристов), д. 45.В Омск он переезжает уже с семьёй. Его избранницей стала дочь таганрогского купца Елена Ивановна Ножникова. В этом браке были рождены две дочери – Маргарита (1892 г.) и Наталья (1895 г.).

Армянин с русской фамилией. Как «табачный король» стал советским счетоводом

Статья по теме

«Катеньки» и «керенки». Какие деньги были в ходу в России

В дореволюционном Омске Георгий Серебряков был известен и как успешный коммерсант и промышленник, и как общественник. В 1905-1917 гг. он был гласным Омской городской думы. В Омском биржевом комитете в 1905 – 1908 гг. занимал должность старшины и товарища председателя. Помимо этого, фабрикант был членом учётного комитета Омского отделения Госбанка (с 1914 г.), Акмолинского областного по квартирному налогу присутствия (в 1916-1917 гг.), Акмолинского областного по фабричным делам присутствия (1915-1918 гг.), был председателем попечительского совета торговой школы (с 1912 г.), членом попечительских советов коммерческого училища (в 1910-1917 гг.) и 2-й Омской женской гимназии (в 1907-1917 гг.).

Случившиеся в 1917 году революции мало что изменили в жизни фабрики, и до середины 1918 года она работала в привычном режиме. Правда, одно событие всколыхнуло общественность – 28 августа 1917 года на предприятие совершено вооруженное нападение грабителей. Из кассы похитили ценные бумаги (37 серий купонов облигаций четырёх государственных займов номиналом 50 руб.), правда, с учётом постоянно растущей инфляции, грабёж существенного вреда не нанёс. Преступники были задержаны, дело разбиралось прокурором Омского окружного суда.

С установлением Советской власти в декабре 1917 года серебряковская фабрика продавала свою продукцию через организованные Омский городской продовольственный отдел и отдел снабжения Омского областного комиссариата продовольствия. 7 июня 1918 года власть перешла в руки антибольшевистских сил. Предприятие продолжило сотрудничество и с новой властью.

Армянин с русской фамилией. Как «табачный король» стал советским счетоводом

Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

В Иркутск, на восток

Летом 1918 года на территории Сибири начались масштабные боевые действия, что стало переломным моментом в профессиональной деятельности Георгия Серебрякова и судьбе его коммерческого предприятия. Невозможно стало продавать, поставка сырья и реализация продукции стали невозможным. Хотя спрос на табачную продукцию был. Работы были приостановлены, фабрикант ищёт себя в новых реалиях. Его вновь избирают гласным Омской городской думы, он становится старшиной Омского биржевого комитета, возглавляет Общество заводчиков и фабрикантов Западной Сибири и Комитет возрождения армии.

Георгий Серебряков на основании приказа по министерству юстиции Российского правительства адмирала Колчака от 16 апреля 1919 года был назначен на текущее трёхлетие почётным мировым судьей Омского окружного суда.Его фабрика не работала, она была реквизирована белогвардейской властью. В её помещениях разместили одно из предприятий министерства финансов – с января по ноябрь 1919 года в здании вела свою работу Экспедиция заготовления государственных бумаг. То есть в Омске стали печатать деньги.

Армянин с русской фамилией. Как «табачный король» стал советским счетоводом

серебряков Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

Весной 1919 года умерла его супруга Елена Ивановна. Старшая из дочерей – Маргарита – вышла замуж. К осени стало понятно, что правительство Колчака не справляется с ситуацией. Фронт был всё ближе к Омску. В это время семья Георгия Серебрякова решает для себя, что нужно уезжать. Они останавливаются в Иркутске, во флигеле по улице Большая Трапезниковская (сейчас Желябова), дом 27. С ним вместе находились его вторая жена Мария Васильевна, дочери Маргарита и Наталья, а также 50-летняя сестра София.

Счетовод продкомитета… и контрреволюционер?

В Иркутске после установления власти эсеро-меньшевистского Политического центра начала работу Чрезвычайная следственная комиссия во главе с Константином Андреевичем Поповым. 21 января 1920 года с санкции этой комиссии Серебряков был арестован. Через месяц был освобождён по амнистии уже советской властью. До мая 1920 года бывший фабрикант был безработным, но жить на что-то было надо.

Георгий Яковлевич Серебряков поступает на службу в Иркутский городской продовольственный комитет на должность счетовода.

Но уже в августе Серебрякова вновь арестовывают, он оказывается в Иркутской губернской тюрьме. В отношении него было возбуждено уголовное дело, на основании того, что якобы, Серебряков и его жена выдавали служивших у них на фабрике рабочих-коммунистов, были монархистами и черносотенцами. Доказать это можно было, допросив тех самых рабочих. На что иркутские чекисты отправили в Омск запрос. На основании же предварительного следствия 25 августа 1920 года ЧК установили, что подозреваемый Серебряков виновен «в службе председателем [Омского] биржевого комитета». Следствие затягивалось, а пребывание в Иркутской было крайне пагубным. Про её крайне неблагоприятные условия писали в мемуарах и дневниках современники экс-фабриканта, к примеру, Дмитрий Федотов-Уайт, Георгий Катанаев, Мария Гришина-Алмазова.

Армянин с русской фамилией. Как «табачный король» стал советским счетоводом

Статья по теме

Омский латышский стрелок. Как Пётр Зутис запускал трамвай и строил город

11 ноября Георгий Яковлевич написал прошение о пересмотре дела, лишь через месяц вопрос сдвинулся с мёртвой точки. Серебряков был направлен «по месту совершения преступления» в Омск, куда он и прибыл 18 января 1921 года. За его дело взялся Петр Петрович Зутис, который посчитал, что с бывшего фабриканта достаточно и подписки о невыезде. 28 января 1921 года Серебряков вышел на свободу. Но вдобавок ко всему 39 рабочих табачной фабрики (теперь уже советской) подписали ходатайство и отправили его в ЧК, в том обращении они дали своему экс-работодателю стольположительную оценку, что 14 февраля 1921 года дело было закрыто «за отсутствием состава преступления».

Рабочие писали, что фабрикант Серебряков всегда прислушивался к их нуждам, проявлял отзывчивость и был вполне себе лояльным к первой советской власти в Омске. По выходу на свободу 53-летний Георгий Яковлевич Серебряков обосновался в Омске в скромном жилье по адресу: ул. Новая (с 1938 г. — Чкалова), д. 91.

По словам лектора Петина, это последние подтвержденные по документам данные о жизни «табачного короля». Известно лишь, что здание бывшей табачной фабрики Серебрякова было в 1923 году передано в ведение городских властей. К

Армянин с русской фамилией. Как «табачный король» стал советским счетоводом

Дмитрий Петин

«Как видно, Георгий Серебряков, утративший в условиях государственно- политических катаклизмов Гражданской войны сначала стабильные доходы, а затем и положение в обществе, все же проявил высокую способность к социальной адаптации. Несомненно, что такие качества его личности, как гибкость, находчивость и способность к компромиссу некогда способствовали развитию его коммерческого дела в дореволюционный период. Но в итоге он в годы Гражданской войны нашёл достойное место и в омском антибольшевистском социуме, и в советской России, благополучно отведя от себя пристальный взгляд спецслужб. Залогом успешности стали ровные отношения: в первом случае – с властью, во втором – с бывшими подчиненными».

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.