Коллаж – шарики

Вопрос недели. Налоги: большому бизнесу — на два, а малому сразу на пять! Почему?

0 3

Вопрос недели. Налоги: большому бизнесу — на два, а малому сразу на пять! Почему?

Минфин России заявил об очередном повышении налогов для малого бизнеса. Все это делается на фоне бесконечных разговоров о мерах поддержки и защиты малого бизнеса, о которых говорит глава государства. С чем это связано?

Максим Дьячук, фильммейкер, рекламист:

— Я конечно отрицательно отношусь к повышению налогов для малого бизнеса… И сам в результате пока открывать свой бизнес не думаю… Ушел от мирской суеты в творчество… (улыбается).

Сергей Кондаков, политолог и общественный деятель:

— Мне просто непонятно, на кого и в чьих интересах работает сегодня Минфин? Создается впечатление, что они сознательно тормозят экономическое развитие страны. Такое резкое повышение налогов именно на малый бизнес убивает точки роста в экономике и окончательно загоняет её в стагнацию. И это совпадает с теми планами, которые озвучивают наши геополитические противники. Был период, когда малый бизнес являлся у нас одной из немногих сфер, где можно было довольно быстро добиться экономического роста. Но в последнее время на него постоянно давят, загоняют в «тень», а кто-то и вовсе «умрёт».

Могу предположить, что экономическая стагнация, основанная на ущербной экономической политике, имеющей в своей основе сырьевые доходы, а не развитие производства, не ведёт к каким-то позитивным экономическим перспективам. То есть, судя по тотально увеличивающемуся налоговому бремени, жить будем всё хуже и хуже год от года без всяких перспектив на улучшение.

В конечном итоге, повышение налогов на малый бизнес ускоряет обеднение россиян!

Игорь Пушкарь, председатель Омского областного общества защиты прав потребителей в сфере страхования:

— Я тут ничему не удивляюсь. Это вообще известно, что обещания нашего правительства расходятся с делами. И смотреть нужно по делам его, что называется. Поэтому, на мой взгляд, уже сейчас российский малый бизнес находится в загоне, а инициативы правительства отменить ЕНВД просто приведёт к тому, что бизнес свернётся окончательно… И никакого развития, никакой реальной помощи ему не будет. Проводятся какие-то конкурсы, разыгрывают какую-то помощь — на самом деле это просто имитация. Общее направление политики властей — не дать бизнесу шансов на развитие.

На мой взгляд, правительство просто не хочет поддерживать класс предпринимателей, поскольку понятно, что человек, который сам может зарабатывать деньги — он свободен. Проще иметь дело с какими-то бюджетниками, которые максимально зависят от власти и т. д. Поэтому я оцениваю происходящее крайне негативно.

Что касается крупного бизнеса, где вроде бы тоже свободные люди. Там происходит его огосударствливание. Посмотрите — свободные предприниматели постоянно продают свой бизнес: Галицкий и «Магнит», Чичваркин и «Евросеть» давно, Наговицын и «Связной», Дуров и «ВКонтакте». Доля частного бизнеса сокращается… Это общая тенденция — душить предпринимателей, не давать людям возможности самостоятельно зарабатывать деньги и развиваться. На любом уровне.

Думаю, дело не в том, что бюджету срочно понадобились деньги, цели совсем другие. Администрирование этих налогов стоит серьёзных расходов: в итоге собирают копейки, а на администрирование этого тратят даже больше. Установка такая, я думаю.

Владимир Виноградов, арбитражный управляющий:

— Президент России Владимир Путин рассказал, что в РФ создали оружие, которого «пока в мире ни у кого нет». Об этом глава государства сообщил в интервью телеканалам Al Arabiya, Sky Nеws Arabia и RT Arabic.

По его словам, речь идет о ракетных комплексах, которые летят не по баллистической траектории, а по «настильной траектории», но с гиперзвуковой скоростью.

Он добавил, что ни у кого пока нет и гиперзвукового оружия. Тем не менее, он отметил, что оно появится в ведущих армиях мира. «Но и у нас к этому времени тоже кое-что появится», — подчеркнул Путин. Он не стал говорить, какое именно оружие имеет ввиду, но отметил, что российские ученые, конструкторы и инженеры уже над ним работают.

ВСЕ ДЛЯ МИРА, ВСЕ ДЛЯ ОБОРОНКИ. Да нашим воякам только оружие и надо, да побольше, затрат туда из бюджета. Вот и давят малый и средний бизнес. А зачем давить крупняк, ведь это они производят оружие и пилят бюджет. Стоит открыть уголовную хронику — сразу понятно кто есть кто, если уже изымают деньги кубометрами.

Зато на каждом углу кричим, что помогаем бизнесу развиваться. И где все эти обещания?

Галина Татаринова, специалист по связям с общественностью:

— Налогообложение — очень сложная сфера. Оценивая решения, легко уйти в политические спекуляции. Не берусь четко оценивать новые инициативы повышения налогов для малого бизнеса, но категорично утверждаю: ТАК НЕЛЬЗЯ!

Нельзя — на фоне застывших доходов большинства граждан, при удорожании жизни по всем параметрам бить по карманам тех, кто добывает копейку ежедневным, хлопотным трудом. Давайте посмотрим: в сельском хозяйстве агрохолдинги, крупные предприятия подавляют фермеров, малый бизнес.

В торговом секторе происходит засилье сетей, малые точки не выживают. Доля малого бизнеса в ВВП у нас вдвое ниже, чем в развитых странах. Нельзя так откровенно усиливать приоритеты крупного собственника.

Мы становимся свидетелями формирования некоего нового феодализма. Лишить самостоятельности, лишить свободы предпринимательства, загнать людей в рабство к крупному работодателю? Как еще можно объяснить происходящее?

Объясните, господа!

Ирина Горелова, старший преподаватель кафедры экономики и организации труда ОмГТУ, поэтесса:

— Как всегда — паника на почти ровном месте. Налоги поднимают (индексируют) только на те формы налогообложения, которые считаются льготными — патенты, упрощёнка, вменёнка. Да, в итоге идет поднятие нормативов расчета на 4,9%. Но вот только суммы, которые по данным формам уплачивают ИП — они обычно довольно малы. Для стабильно работающего предприятия это увеличение будет почти неощутимым. Для нестабильно работающего критичным может оказаться и один отвернувшийся клиент.

У государства по отношению к малому бизнесу долгое время была была позиция — заплатите хоть что-то. Ну хоть немножечко. Сейчас за ИП начали следить внимательней (те же самые кассы с онлайн пересылкой данных) и выяснилось, что не такие уж они бедные и несчастные. Кроме того, я думаю, все жалующиеся уверены, что в России бешеная инфляция. Ну коли так — тогда инфляция перекроет эти 4,9% увеличения влёгкую. Разве нет?

По сути, государство корректирует размер облагаемой потенциальной базы на уровень инфляции.

Никита Сидоренко, основатель проекта «Арт-Цех»:

— Не буду рассуждать о том, что движет государством, когда оно в очередной раз душит малый бизнес. У меня кипит гнев, потому что это не лезет ни в какие ворота. Малый бизнес — основа экономики, да и не только малый, но и бизнес в принципе. Если продолжить его душить, я не знаю, во что это выльется. У нас есть клиент, его бизнес зарегистрирован в Грозном. В Чечне налоговая нагрузка на малый бизнес — 1%. А у нас хотят увеличить на 5% сразу. При УСН ты платишь 6% налогов, а когда полная ставка? НДС подняли на 2% прошлым летом, теперь подняли на 5% — это уже перебор. Я как представитель малого бизнеса решительно против всей этой истории.

Александр Лихачев, председатель Омского регионального общества потребителей в сфере ЖКХ:

— Не считаю себя должным специалистом в сфере налогового регулирования. Но по практике общения с бизнесом придерживаюсь позиции, высказанной однажды на заседании Законодательного Собрания депутатом О. Шишовым: мне непонятно — почему разные предприятия, занимаясь одним и тем же, платят разные размеры налога.

Возьму, что мне понятно — почему у нас более ста компаний в городе — да на самом деле их всего 38 — просто потому, что по чьей-то дурости, если более 100 работающих и оборот более 150 млн рублей в год — увеличиваются налоговые ставки. И все при деле: налоговая с УВД ищут дробление бизнеса, адвокаты и консультанты получают гонорары за обучение руководителей и главных бухгалтеров как уйти от налогов.

По моему рабоче-крестьянскому понятию — есть код деятельности — в нашем случае — управление жилыми и нежилыми помещениями — так это правильно называется — плати вот такую ставку. А книги печатаешь или продаешь — тебе меньше, водку продаешь — больше. Но всем одинаково.

Вячеслав Сибирский, общественник:

— Это связано с тем, что, во-первых, одна рука правительства не знает, что делает другая. Это стандартная ситуация. Во-вторых, логика власти предельно примитивная. «Нет денег — отбери, повысь налоги». Нет никакого уважения к частной собственности, к пенсионным накоплениям, к личности, в конце концов. В понимании федеральных руководителей есть баре, а есть холопы. Дело вторых — молчать, терпеть и радоваться.

Всё это приведёт к ускоренному уходу в «тень» тех, кто ещё не ушёл.

Я недавно смотрел последние данные по теневой экономике. К ней положительно относится уже примерно 75% населения. Вот вам и итог. Никакого прорыва мы в этой ситуации не дождёмся.

Алексей Распопов, руководитель общественной организации «Центр развития экологических инициатив «Истоки», в прошлом индивидуальный предприниматель:

— На мой взгляд некоторые действия нашего правительства иногда выглядят как откровенный саботаж их же собственных решений. Это совсем не на пользу государству.

У нас почему-то малый бизнес оценивают только как источник налоговых поступлений, но ведь это еще и дополнительные рабочие места и источник развития местной экономики, а про это забывают.

Кстати, что касается ЕНВД, размер налога зависит от нескольких коэффициентов, причем один из них — К2 утверждается на региональном уровне, то есть региональная власть может самостоятельно снизить нагрузку на малый бизнес, стимулировать его развитие. Но еще ни разу региональный коэффициент у нас в области не снижался. 

Денис Моисеев, бизнесмен, автор блога «Бизнес Хакер»:

— На мой взгляд, для крупного бизнеса это более весомое повышение, чем для малого. Поясню свою мысль: с ростом доходов крупных компаний автоматически растут и налоги. Что касается ЕНВД, здесь речь идет о фиксированной сумме, поэтому для небольших предприятий повышение будет не столь ощутимым. То есть, фактически, в этом свете для крупного бизнеса рост доходов более «страшен», чем для малого.

Александр Цимбалист, председатель Горсовета третьего созыва:

Ничего нового и обнадеживающего в экономическом курсе Правительства России не происходит. Правительство РФ в новейшей истории проводило и проводит четкий курс по максимальному сокращению реального сектора экономики, что в свою очередь приводит к фактическому сокращению и развалу всех сфер социально-экономической жизни российского государства и, как следствие, устойчивому сокращению численности населения России.

Правительство России, начиная с горбачевских времен, формируется по принципу семейственности и клановой принадлежности, точнее по принципу «свой или не свой». Время показало что для тех кланов, которые сегодня рулят всеми сферами социально-экономической жизни в России, главной задачей является максимальное наращивание награбленного, а самое главное сохранение этого награбленного.

Сохранить же награбленное нынешние рулящие российские кланы могут только на западе, что в свою очередь уже даже само по себе ОБЯЗЫВАЕТ этих людей работать и служить не на стороне России и ее народа.

Не секрет, что многие представители правящих кланов уже имеют зарубежное гражданство или вид на жительство во многих странах. До тех пор пока российский народ, в том числе и патриотически ориентированный российский бизнес, не осознает тот факт что без кардинальной смены правящих кланов (элитами этих людей язык не поворачивается назвать) российскому малому и среднему бизнесу развиваться не дадут.

Олег Ананьев, председатель омского регионального отделения «ОПОРА России»:

— Новость, конечно, неприятная. Увеличение фискальной нагрузки явно не способствует развитию бизнеса. Одной рукой государство поддерживает малый бизнес, другой рукой зажимает. Почему крупный 2%, а малый 5?

На сегодня эти цифры отражают соотношение возможностей лоббирования интересов. Таких возможностей у крупного бизнеса значительно больше. В этой ситуации радует только одно. Что в этом году данное повышение не было молчаливо проглочено предпринимательским сообществом, а имело большой общественный резонанс. Это говорит о том, что потихоньку мы учимся отстаивать свои гражданские права цивилизованными способами.

А не молчаливо саботажем, как раньше. Чем громче голос, тем больше шансов, что тебя услышат.

Андрей Рудаков, политолог:

— Малый бизнес — это среда, в которой происходит накопление капитала, который в дальнейшем может не просто стать основой появления крупных финансовых игроков, а игроков не зависящих от действующей власти, имеющих свои политические взгляды, желающих спонсировать иные политические силы.

Поэтому правящей элите в преддверии транзита власти не выгодно усиление малого бизнеса, равно как и полная его деградация. Поэтому мы наблюдаем попытку балансировать: с одной стороны давать надежду, с другой — сдерживать экономический потенциал.

Андрей Семикин, ресторатор:

— Полицейскому государству надо все больше денег, чтобы кому-то пряник послаще, а кому-то кнут побольше. Царская свита или чихать хотела на законы экономики или просто их не понимает! Ведь государство — самый неэффективный управленец, а в России роль государства только растёт. Вывод — лучше жить большинству населения вряд ли придется.

Анастасия Кишмерешкина, журналист телеканала РБК-Омск:

— По мнению Минэкономразвития — налоги вырастут несущественно, однако для среднего, а тем более малого бизнеса, эта сумма значительная. По словам самих предпринимателей — повышение налога просто «удушит» малый бизнес. Некоторые, возможно, и вовсе уйдут с рынка, потеряв всякую возможность конкурировать. Многие из них — балансируют на грани рентабельности. У тех, кто не закроется — останется два выхода: снижать зарплаты своим сотрудникам или поднимать цены на товары/услуги.

Александр Рыжков, омский координатор общественного движения «Суть времени»:

— Государственная финансовая политика в отношении МСП по своему содержанию не является, строго говоря, национальной.
В условиях устойчивого многолетнего сокращения реально располагаемых доходов населения, спрос на продукцию и услуги малого бизнеса так же стабильно сокращается. А ведь именно малый бизнес обеспечивает почти 20% рабочих мест в стране. И что же государственные регуляторы предложили предпринимателям для поддержки и развития? Льготное кредитование, которое только в национальном сегменте таковым признаётся?

На деле, это всё равно — высокая ставка по кредитам, и обеспечивает она перераспределение прибыли предприятий в пользу банков, получивших к тому же государственное целевое субсидирование для декларируемой якобы поддержки МСП.

Пример прошлого, 2018 года, показывает, что не особо малые и средние предприниматели воодушевились условиями предлагаемых кредитов. И ушло их с рынка больше, чем пришло на рынок.

И что же, предлагают власти что-нибудь новое? Профицитным бюджетом своим тряхнуть, например, в рамках национального проекта по поддержке предпринимательской инициативы? Не может же их всё устраивать?

Действительно, не всё устраивает. Решили помочь банкам не только субсидированием части ставок по кредитам для МСП, но и стимулированием предпринимателей в этих банках кредитоваться, для чего увеличили на 5% собираемые с них в тот же бюджет налоги. Эврика!

Что в итоге? Дальнейшее сокращение доходов населения, плюс растущая безработица, рост криминала и разогрев социального протеста?

В настоящее время, согласно крупнейшему социологическому исследованию, проведённому Центром независимой экспертизы «АКСИО», после непопулярных реформ прошлого года, включая людоедскую пенсионную реформу, 72% граждан России в целом не удовлетворены отношением власти к народу, причем возмущены этим отношением и считают его «ниже всякой критики» — более 41% граждан. Когда в результатах исследования появляются такие цифры — 72%, это значит, что буквально во всех социальных группах недовольство властью, что называется, зашкаливает.

Таким образом, существует и имеет право на жизнь точка зрения, что сокрушительные для рейтинга власти результаты реформ, на самом деле, и являются настоящей целью властей, взявших курс на осуществление новой Перестройки и сознательно дестабилизирующих общество в том числе новыми налогами для бессмысленного и беспощадного пополнения и без того профицитного бюджета.

Александр Зуев, журналист:

— Повышение налогов, как всегда, связано с нехваткой денег. Наше государство должно противостоять всему миру, вводить суверенный интернет, перекрашивать Кремль в зелёный цвет и делать другие, не менее важные вещи. А вот почему такая диспропорция… Не знаю. Может, большой бизнес лучше защищается, может, у него прибыли меньше, может, он просто принадлежит тем, кто это решение проталкивает. Что там говорит Путин в данном случае — дело десятое, важно смотреть, что он делает.

Николай Эйхвальд, журналист:

— Я думаю, слова и действия властей просто предназначаются для разных аудиторий. Риторика о поддержке малого бизнеса — это популизм для широких масс. А повышение вот этого конкретного налога заметит только узкий круг людей, который далёк от «глубинного народа». Мы понимаем, что государству нужно всё больше и больше денег, и слышали понятие «новая нефть», так что всё логично. Очередную дополнительную «копейку» будут брать с малого бизнеса; не он первый, не он последний.

Инна Бордзой, владелица бутика GRISHIN (ТЦ «Мега»):

— Даже не знаю. Жаловаться не принято. Особенно, тем кто расположен в «Меге». По сравнению с другими мы в самом выгодном положении. Но это обычная ежегодная практика — увеличение налогов. ЕНВД увеличится немного с 01.01.20 и МРОТ, от которой исчисляются налоги по зарплате и соц.страхованию.

При условии, что покупательная способность падает, выживаем через «не могу».

Налоги на российский малый бизнес могут поднять почти на пять процентов

Источник: https://bk55.ru/news/article/158468/

Дмитрий Августов, председатель правления компании «Финансовые линии»:

— Лоббирование интересов большого бизнеса никуда не делось — это раз. Второе — если отбросить разговоры и посмотреть на дела — государству просто не очень интересен малый бизнес. Помощи в развитии особо не наблюдается, зато огромное количество проверяющих организаций, бюрократии и т. д. Доля занятости в малом бизнесе в России в разы меньше, чем в Европе, и налоги соответственно тоже. Видимо, наше государство это устраивает.

Более того, если рассматривать с точки зрения нашего региона, то ситуация усугубляется низкой покупательской способностью омичей. Соответственно развивать малый бизнес в такой экономической ситуации очень непросто.

А повышение налогов в 2020 году, к сожалению, точно не будет способствовать его продвижению.

В общем, очень грустные мысли по этому поводу. Как собственные, так и у многих друзей-предпринимателей.

Арсен Пономарев, владелец сети гипермаркетов «Новатор»:

— Ну это же политика. Говорить одно, делать другое и подразумевать третье. «Шизофрения, как и было сказано» (у М.А.Булгакова). Возможно, так малый бизнес пытаются поддержать, закаляя его повышением налогов. А вообще я не верю в то, что Минфин, МЭРТ и ЦБ — иностранные шпионы. Шпионы такого большого вреда российской экономике не смогли бы причинить. Интересы большого бизнеса, видимо, есть кому защищать, а малого — нет.

Общий смысл этой экономической политики я интерпретирую как попытку отбирать всё большую и большую долю ВВП, вместо того, чтобы способствовать его наращиванию общеизвестными методами.

Дмитрий Карев, предприниматель:

— Всё, что вытворяет наше правительство по отношению к малому, среднему бизнесу, да и к населению страны в целом, я уже никак не комментирую. Давно запасся попкорном, смотрю на этот цирк со стороны и жду, когда наконец этот фильм ужасов закончится.

Николай Герасименко, владелец выставочного салона «Перспектива»:

— У меня две системы налогообложения: вмененка по которой я не плачу, т. к. она перекрывается взносом в ПФР, и упрощенка 6%. По системе налогообложения всё комфортно и повышение на 5% не критично. Если это надо для Родины, я не против. Главное чтобы они пошли на дело, а не на покупку замков в Англии, — метро, гидроузел или аэропорт.

Игорь Басов, лидер омского отделения «РПР-ПАРНАС»:

— Повышение налогов, в принципе, контрпродуктивно, надо развивать предпринимательство, производство и т. д. А ответ на ваш вопрос прост — крупный бизнес в России весь в иностранной собственности.

Орис Брут, блогер:

— Ситуация в стране у нас такова, что государству нужны деньги на развитие экономики, крупных проектов. В условиях, когда стабилизационный фонд уже потрачен, остаются как вариант ещё гособлигации, но это невыгодно. А именно из стабилизационного фонда тратилось на объекты Олимпиады, мост в Крым и так далее. Он же использовался при ударе от санкций и дефиците госбюджета.
Есть так называемая плановая экономика, когда в этот фонд уходят все деньги от продажи нефти свыше 40 долларов за баррель. При этом мы понимаем, что госкорпорации часто неэффективны экономически. У «Роснефти» сейчас капитализация меньше почти в два раза, чем когда она купила активы «Юкоса», например. И мы понимаем, что увеличивая налоги на малый бизнес, хотя сейчас, например, бюджет профицитный, они начинают потихоньку снижать нагрузку на нефтегаз.

И это фактически возможность укрепить фонд, чтобы на эти деньги дать мощный «пинок» нашей экономике. Возможно, это поможет госкорпорациям, тем более сейчас у них много оборонных заказов, плюс рынок углеводородов с каждым новым взрывом на Ближнем Востоке перестраивается. Плюс Курдистан признал власть Асада. Так или иначе, зона влияния России там выросла. В результате страна рассчитывает получить дополнительные дивиденды. Но для развития нужной инфраструктуры там можно использовать деньги из налогов на малый бизнес. Как вариант.

То, как это всё выглядит со стороны — мол, переобувание — их совершенно не волнует. Таких примеров уже было много. Скажем, мусорная реформа — это разве не налог? Да в чистом виде, просто в пользу частного предприятия. Ты от него не можешь избавиться никак. Государство нам постоянно что-то обещает, и это постоянно не выполняется. Сложившаяся практика. Проще посчитать выполненное.
И здесь они решили так же: взять деньги на развитие экономики у МСП. У тех, чей голос звучит слабее. Мы понимаем, что малый бизнес имеет запас прочности, в том числе по рентабельности — например, в ларьках торгуют с накруткой в 100%. Хорошо или плохо, что его начали обирать? Ну, когда-нибудь это приведёт к европейскому уровню налогов. Уйдёт ли куча людей ещё дальше в «тень»? В России любая глупость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Следующий этап — увеличение теневого бизнеса, за ним следующий — укрепление силового блока, который с ним борется. Плюс надо понимать, что нас не просто так переводят на цифровые деньги.

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.