Mail target

Mail target

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: “Секрет хороших отношений – одинаково “сломанная” голова”

0 1

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

Преподаватели ирландского танца рассказали нам о ривердансе в Сибири.

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас – преподаватели школы танца "Галианта", очень красивая, гармоничная пара и родители 6-летнего Мартина. Мы встретились с ними, чтобы поговорить об ирландских танцах в Сибири, наградах, талантливых учениках и интересных проектах. А ещё расспросили их, чем они ещё увлекаются кроме танцев, как поддерживают мир в семье и на что опираются при воспитании сына.

Mail target

– Расскажите немного о себе.

Никита: Меня зовут Никита Кудрявцев. Я фотограф, ирландский танцор, преподаватель ирландских танцев. Я омич, и мне в нашем городе нравится.

Екатерина: Меня зовут Катя, у меня длинная, невыговариваемая литовская фамилия, потому что я наполовину литовка. Я руководитель танцевальной школы "Галианта". Её создала моя сестра, у нас три направления, все необычные: ирландские танцы, фламенко и исторические бальные танцы. Я занимаюсь ирландскими танцами. Мне очень нравится именно преподавать. Танцевать я люблю, но мне не хватает таланта делать так, как мне бы хотелось, а через учеников ты можешь раскрыться и думаешь: "Так я буду танцевать вечно".

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

– Получается, вы начали заниматься ирландскими танцами, когда открыли школу?

Екатерина: Да. Это очень странно. Обычно ты должен сначала чему-то научиться, а потом это преподавать, а у нас вышло не так. Нашей школе уже 17 лет. 17 лет назад в Омске было, наверное, ещё две школы танцев для взрослых. Друзья моей сестры любят историю, фэнтези, и они как-то говорят: "Вот бы нам станцевать на балу". И они начали разбирать танцы, сначала очень простые, это было больше похоже на танцы из детского сада. И тогда же среди этой необычной творческой тусовки каждый смотрел риверданс: "О, ирландские танцы – это очень круто". И я решила этим заняться. Это очень трудно, когда у тебя нет учителя.

– То есть вы учились без учителя?

Екатерина: Да. Мы сначала учились на каких-то очень простых джигах. Это была просто пародия на ирландские танцы. Мы учились даже не по видеоурокам, а просто смотрели, как кто-то танцует. Современный человек так не будет делать, у него есть куча учебников на YouTube, в том числе и по ирландским танцам, можно изучить хотя бы базовые шаги. А раньше не было такой возможности. Удивительно, что волна увлечения ирландскими танцами прокатилась по всей Сибири одновременно, и все шли одним путём. Сначала какие-то странненькие джиги, потом мы стали ездить в гости внутри региона, учиться друг у друга. И потом самая отважная девушка из Новосибирска поехала в Москву, немножко поучилась и поехала на соревнования в Одессу. А в Одессе судил тогда глава комиссии, голландец, фанат этого дела. И после этого он сам лично приехал в Сибирь, не попросил денег за работу, а это важно, потому что тогда все были, мягко говоря, неплатёжеспособны, студенты, которые выбрали путь творчества.

Никита: Ты выбираешь, купить себе первые танцевальные ботинки или ездить на общественном транспорте в этом месяце.

Екатерина: В общем, глава комиссии приехал в Сибирь и дал мастер-класс. Я на нём не была, там была моя сестра. И он говорит: "Вас так много, у вас горят глаза. Вы должны сделать соревнования. Я вам всё расскажу".

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

– Объясните, пожалуйста подробнее, что значит "глава комиссии". Я так понимаю, существует несколько федераций ирландского танца в мире. К какой относитесь вы?

Никита: Федераций существует приличное количество. Когда я последний раз смотрел, их было около семи-восьми. Они все очень разные. Какие-то закрытые, только для ирландцев, какие-то наоборот открытые – приходи, кто хочешь. Конкретно мы входим во Всемирную ассоциацию ирландских танцев, World irish dance association, WIDA. Это не самая старая комиссия. Она фактически базируется в Европе: Германии, Голландии, в зависимости от того, где текущий руководитель проживает. Она достаточно лояльна к новым регионам и ко взрослым танцорам. Во многих закрытых и более древних комиссиях, если тебе больше 21 года и ты не танцуешь с пяти лет, тебе делать нечего. У нас в этом плане более лояльно. Нам очень повезло с главой комиссии, Шоном, который приехал к нам и подарил огромное количество материала, который мы сами в то время не нашли бы.

– Ты в то время тоже уже занимался ирландскими танцами?

Никита: Нет. Я появился, уже когда танцевали нормальные ирландские танцы (смеётся).

Екатерина: Раз в три года мы о себе говорим: "Вот теперь мы наконец-то поняли, как правильно это делать" (смеётся). Очень сложно делать прыжковые софты, это когда ты зависаешь в воздухе, это балетная техника. А если ты начал заниматься в 20 лет… Вообще софтовая техника в России очень хороша: "О, это похоже на балет. Значит нужно дёрнуть методики какие-то из балета". И потом: "Ура. У меня всё получается, всё красиво". А есть же ещё степ, когда ты ножками стучишь. Там столько нюансов. И вот в чём беда. Народные танцы как изучают? Дедушка учит внука, они передаются от человека к человеку, и нет учебников. Нет учебников по фламенко или ирландскому танцу. Или есть, но искусственные.

Никита: По сути, существует всего одно место в мире, в котором вроде бы преподают ирландские танцы, в городе Лимерик в Ирландии. На базе какого-то их высшего учебного заведения есть хореографическая магистратура, в рамках которой ты можешь изучать ирландские танцы.

Екатерина: То есть методик практически нет. Люди учатся глазами. Вот ты ученик, ты пришёл к учителю. Он тебе может сказать: "Механика этого движения такая: ты поднимаешь ногу от бедра, раскрываясь…". А может просто сделать с ним. Тем более, что обычно эти танцы изучают лет с 4, а ребёнку всегда проще показать. Ты просто показываешь, сто раз, двести, триста. И даже сам не задумываешься, как ты эту ногу поднимаешь, но ты её поднимаешь правильно.

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

– И вы преподаёте именно так?

Екатерина: Нет. Сейчас мы преподаём так, как будто мы готовим их всех к тренерской деятельности.

Никита: Мы работаем, как правило, со взрослыми. Взрослому иногда проще объяснить, чем показать.

Екатерина: Вообще, я считаю так: ты можешь сделать движение 99 раз неправильно и на сотый оно выйдет красиво. И ты можешь сделать движение осознанно, тогда оно выйдет красивым уже на двадцатый раз. Человек в три-пять раз быстрее учится, если он способен услышать.

– А дети у вас занимаются?

Екатерина: Да, дети у нас тоже есть, с 4,5 лет.

У нас сейчас во всей фитнес-индустрии (а танцевальная и фитнес-индустрии очень близки) распространён подход осознанности. Если ты понимаешь механику своего тела, то тебе будет двигаться легче в любом спорте.

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

– Сейчас вы ездите на какие-то семинары?

Никита: мы много изучали сами, много ездили на классы. Мы в своё время привозили тренера из Шотландии, он дал нам очень много материала. Ему, кстати, очень понравилось у нас. Я бесконечно ездил на соревнования как фотограф, снимал, видел всё вблизи, общался много с танцорами, с другими преподавателями. Где-то ты оказываешься на тренировках в другой школе. То, что мы даём, – это весь материал, который мы получили, пропустили через себя, переработали с учётом наших собственных пониманий и знаний.

Я не могу сказать, что я всю жизнь занимался спортом. У меня в детстве было чуть-чуть плавания, потом немного классического фехтования, а с 17 лет непрерывно то рукопашный бой, то ушу, то ещё что-то. И бэкграунд тех тренировок я переношу в танцы. Или оказываешься, например, в травмпункте, потому что подвернул ногу, общаешься с врачами, они тебе объясняют, как что работает, и это тоже опыт. И всё вместе это складывается в то, как мы преподаём.

Екатерина: Я учусь по-другому. Я преподаю давно, когда я начала, мне было 17-18 лет, то есть у меня преподавательский опыт 17 лет. К тебе приходят разные люди. Иногда приходят толковые ребята. Тогда я смотрю и часто удивляюсь: "А как ты так сделала? Почему ты такая красивая?" Ага вот, она шагнула с носка, значит вся школа сейчас будет ходить с носка. А иногда приходят прям вот деревья. И ты думаешь: "Да как же мне тебе объяснить? Ага, вот так!"

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

– То есть вы учитесь через учеников?

Екатерина: Да. И это очень круто. Один раз я отказала в занятиях человеку, потому что, на мой взгляд, это было опасно для её здоровья. А так вообще разные ученики у меня есть. Самый взрослый человек пришёл ко мне, когда ему было, наверное, 50 лет, такой взрослый дядька с пузом, который никогда не танцевал и не занимался спортом, но он так хотел. Я не могу вам сказать, что он стал Никитой, но он научился высоко прыгать. И если уж мы его научили, то научим кого угодно. И он научил меня больше всех.

Никита: У него были медали на соревнованиях.

– Как раз об этом хотела спросить. Мы довольно много писали про ваши награды. Никита, знаю, стал чемпионом России, Британии, Шотландии, был вторым на мировом видеочемпионате. Вы чемпионы мира по командными ирландским танцам в вашей федерации.

Никита: Да. Мы не можем перейти в другую федерацию. Ты не можешь пойти и получить титул в каждой федерации.

– А вы, Катя, какие получали награды?

Екатерина: В этом году я стала третьей на Шотландском чемпионате. Кроме того, я была третьей в Белоруссии и третьей по видео в Штатах. И четвёртое место на мировом чемпионате тоже по видео.

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

– Ваши ученики часто побеждают где-то?

Екатерина: Смотря на каких уровнях.

Никита: У нас танцы очень удобно структурированы и напоминают компьютерную игру. То есть для человека, который любит во что-то поиграть или что-то коллекционировать, это прям идеально. У нас есть 4 уровня. На каждом из этих уровней есть какой-то набор танцев – от 7 до 4. Медаль ты можешь получить за один танец. Далее его танцевать на этом уровне ты не можешь и должен идти дальше. Танец от уровня к уровню видоизменяется, меняется скорость, добавляются движения. И в какой-то момент ты оказываешься на 4 уровне, уровне чемпионатов, туда добираются немногие.

Екатерина: Если к тебе пришло 10 человек, не факт, что хотя бы один до этого уровня дорастёт.

Никита: Туда нужно просто долго идти физически. Чтобы туда попасть, ты должен пройти все уровни. Можно что-то где-то перескочить, если человек прям ну очень талантливый, но это редко бывает.

Екатерина: У нас, например, сейчас пришла девочка, у неё 10 лет стажа в какой-то очень хорошей хореографической школе, это большая редкость. Она пошла на первые соревнования через 3 месяца, и у неё сразу была бронзовая медаль. Сейчас она ездила с нами в Новосибирск, и у неё уже 7 или 8 медалей. То есть с таким хореографическим стажем, как у неё, можно за полгода освоить базовый материал и закрыть первый уровень.

А, допустим, её подружка без хореографической подготовки поехала на первые соревнования только через год, но, кстати, взяла бронзу.

Никита: Причём в ботинках.

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

– А это разные варианты танца? Есть в ботинках, а есть в таких мягких тапочках со шнуровкой?

Никита: Да. Степ и танцы в мягкой обуви.

Екатерина: И ещё через год у этой девочки пошёл стремительный рост. Но для этого нужно очень усердно заниматься. Она, мне кажется, даже болеть перестала, потому что из-за этого можно пропустить тренировку.

– Как вы считаете, должна быть какая-то природная склонность к ирландским танцам или это просто всё большая работа?

Екатерина: Это большая работа.

Никита: Без природной склонности тяжело. Без любви к танцам, без умения взять и пахать вообще ничего не добиться, но, если у тебя ко всему прочему есть какие-то определённые врождённые склонности, особенности организма, тебе проще. Например, есть люди от рождения косолапые, и в обычной жизни это не доставляет им особого дискомфорта. Но ирландские танцы так нельзя танцевать физически, ты просто переломаешь себе ноги. Ты должен постепенно с течением тренировок исправлять это.

Екатерина: У меня плоскостопие, у меня косолапие, я левую ногу заворачивала всю свою жизнь, кстати, перестала. Я склонна сутулиться, и от этой привычки тоже пришлось избавиться.

– То есть по идее можно исправить природные особенности очень большой работой?

Никита: Да. Просто вопрос в том, для чего ты приходишь. Если за высоким результатом, то, конечно, лучше, если у тебя всё будет на том уровне, где не нужно ничего исправлять. Если мы говорим про работу с детьми 4-5-6 лет, то с ними что угодно можно сделать. Но, с другой стороны, если это первое занятие спортом, на которое они пришли, то они ещё не скоординированы, они не до конца умеют пользоваться своим телом. Я слушал много интервью про балет, и там говорят, что изначально учат детей координации. А если к тебе приходит человек, который умеет отвечать за своё тело, это прям подарок, потому что дальше ты его просто "качаешь".

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

– Расскажите про ваши совместные проекты, например с "Тодесом".

Никита: Поскольку я сам танцор, я хорошо снимаю танцы. А за счёт того, что я много снимаю, я много где оказываюсь. Однажды я попал на съёмки в "Тодес", мы раз поработали, два. Мы как-то разговорились с руководителем омского "Тодеса" Игорем, и я рассказал, что я танцую, показал, что я умею. А он человек, у которого прям глаза горят, такой же, как мы, хлебом не корми, дай что-то интересное сделать. Но у них своя рутина, свои соревнования, и почти всегда было некогда. И тут пандемия, мы сидели, разговаривали и решили попробовать сделать что-то вместе. Прошло, наверное, месяцев 6-8, и он мне звонит и говорит: "Ну что? Давай сделаем. У нас есть две недели на это. И музыка. Сделай что-нибудь своё, я сделаю что-то своё". Это был обалденный опыт. У нас было две или три общих репетиции, после которых мы пошли, сделали перформанс перед "Герцен-плаза" и записали совместное видео. Это было очень быстро и как-то легко.

Мы вообще нечасто взаимодействуем в рамках одной постановки с другими направлениями. У нас в школе есть испанское фламенко, исторические бальные танцы и мы, ирландцы. Мы можем танцевать на одном концерте, но мы не делали совместных постановок. Да, у меня были какие-то совместные выступления с музыкантами, например с ребятами, которые играют фолк-музыку, среди них как раз тот взрослый мужчина, про которого мы рассказывали. Он создал свою группу, целый оркестр, Shamrock bend, один парень у него играет на волынке, например, девушка недавно арфу купила. Мы с ними частенько выступаем. Они играют, мы танцуем. Пару раз был опыт, когда я стучу, а музыкант играет на скрипке, и мы вот так "жонглируем".

Екатерина: На какое-то время мы полностью погрузились в соревнования, а выступлениями совсем не занимались. И сейчас мы думаем о том, что нужно воскресить выступления и сделать их по-другому.

Никита: Пандемия, конечно, отучила от выступлений не только нас, но и другие коллективы. Я как фотограф тоже с этим очень столкнулся. Счастье, что мы могли делать соревнования. Их можно было проводить, мы просто делали ограничения по количеству зрителей.

Екатерина: У нас очень классное ирландское сообщество. Такая поддержка, такая отдача! Это компания очень необычных и очень интеллигентных людей. В тяжёлые времена мы очень поддерживали друг друга.

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

– Чем вы увлекаетесь помимо танцев?

Екатерина: Я поглощена шахматами. Там тоже система рейтингов, можно переходить от уровня к уровню. Ты играешь по сети, у каждого свой флаг. И я такая: "О! Я сегодня поставила мат какому-то британцу." Иногда по настроению я могу поделать что-то руками, например, возьму и свяжу себе шарф или ракушки лаком покрашу.

Никита: Я занимаюсь фотографией и не только в рабочее время. Но если откинуть танцы и фотографию, то я люблю настольные игры, сложные, умные, где тебе нужно много часов соревноваться с кем-то или наоборот вместе преодолевать какие-то игровые обстоятельства. А ещё у нас есть сын, и это моё оправдание, почему я покупаю Лего. Мы вместе его собираем.

– Вы такая красивая, гармоничная пара. В чём, на ваш взгляд, секрет хороших отношений?

Никита: Одинаково "сломанная" голова. Мы дома вместе проводим, кажется, меньше времени, чем на танцах. Это не так, что вы сходили каждый на свою работу, вечером поужинали, посмотрел кино и легли спать. У нас действительно очень много точек соприкосновения. Мы работаем вместе в студии, я много сижу дома работаю за компьютером.

Екатерина: Часто проблемы из-за того, что люди невоспитанные, люди друг друга не слушают, не пытаются понять, не умеют извиняться. Ну и как тут строить счастливые отношения? А у нас всё это есть. Мы, видимо, родились такими. Я не могу сказать, что я спокойная, я достаточно эмоциональная, но я умею слушать, умею извиняться. Нам очень интересно вместе, всегда есть о чём поговорить, что обсудить. Никита мой лучший друг. Мы вместе уже 14 лет, уже поругались сто раз, но обсудить-то многое хочется, надо мириться. Ещё говорят, есть три точки, которые должны соприкасаться: религия, политика и еда. Потому что это то, с чем ты ничего не сделаешь. У нас они соприкасаются. Ещё мы оба любим путешествовать и в путешествиях оба такие же "отбитые", как в танцах: 11 часов на автобусе? Ну поехали.

Никита: Самое безумное, что мы делали в плане путешествий, это когда мы отправились в замок Нойшванштайн в Баварии. Мы оба хотели его посетить. Мы были в Дюссельдорфе, а оттуда до замка – тьма тьмущая километров. На самолёте и поезде дорого. А как ещё можно добраться? 11 пересадок на электричках. В течение 12 часов мы добирались с рюкзаками. И прям в кайф было.

Никита Кудрявцев и Екатерина Стрельчунас: "Секрет хороших отношений - одинаково "сломанная" голова"

– Вашему сыну Мартину 6 лет. Чему в первую очередь вы стараетесь его научить?

Екатерина: Дети учатся на примере родителей. Если вы будете ругаться при ребёнке, ничего хорошего не ждите. Если вы будете его обманывать, он будет обманывать вас. И нужно поменьше рынка в воспитании детей. Важна дисциплина, если у ребёнка занятие, то не нужно его пропускать потому, что сегодня хорошая погода. Мартин любит книжки и способен воспринимать серьёзную литературу, не потому что он гений, а потому что ему с раннего детства читают. Он занимается ирландскими танцами, каратэ и скоро снова пойдёт в художественную школу.

Никита: Но мы не реализуем в нём то, чего сами не смогли добиться. Типа: "О, вот если я не стал чемпионом, то он точно станет". Захочет – станет.

Екатерина: Мы вообще не пытаемся у нас воспитывать чемпионов, мы хотим, чтобы люди нашли любимое дело, отдушину.

Никита: Это Катя. Я тоже не пытаюсь создать чемпионов, но я пытаюсь создать крутых танцоров.

– Пожелайте что-нибудь нашим читателям на Новый год.

Никита: Уже третий год буду просить у Деда Мороза пощады (смеётся).

Екатерина: Так круто, когда у тебя в жизни есть за что зацепиться. Сейчас непростые времена и столько сил нам дают танцы.

Никита: Желаем найти свою страсть в жизни.

Фото: Илья Петров

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.