Евгений Романов: “Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту”

0 1

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

Солист Омской филармонии Евгений Романов – о своей новой сольной программе "Бархатный сезон", нелюбви к даче и о том, как соседи относятся к его домашним репетициям.

Евгений Романов
 •  солист Омской филармонии

Лето – это прекрасная пора, которая дарит человеку полную гамму чувств и ощущений. И нужно многое успеть за это непродолжительное время, но главное – не упустить возможность насладиться роскошным баритоном Евгения Романова. Его выступление состоится в Концертном зале уже 18 августа. У слушателей будет возможность услышать любимые композиции в его исполнении: Be My Love, I Love You Baby и "Ноктюрн". О предстоящем концерте, пользе музыкального образования в обычной жизни и о том, почему опера – это не скучный жанр, певец рассказал в интервью.

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– Обывателю несложно представить, как люди становятся поп или рок-музыкантами, но как становятся оперными исполнителями – уже интересно. Как вы поняли, что хотите петь куплеты Эскамильо, а не Rammstein?

– Приход к моей специальности витиеват. Музыкой я занимался с раннего детства, но ещё не пел, был инструменталистом – играл на баяне. Уже во время обучения в музыкальном училище появился интерес к перевоплощению, к лицедейству, одним словом, к театру. Я встал на распутье – куда податься. Тогда я решил, что в первую очередь хочу быть драматическим артистом. Пробовал поступать в столичные театральные вузы, но возникли трудности – артистом стать не вышло. За плечами у меня музыкальное образование, поэтому появилась гениальная идея – совместить театр и музыку в своей жизни. Тут опера и открылась для меня!

Что касается Rammstein, то исполнять тяжёлый рок не для меня. Однако в том воплощении, в котором он преподносится в нашей Омской филармонии под руководством маэстро Дмитрия Васильева, он открывается для меня. Полистилистика (объединение жанров) – замечательное явление. Сейчас зритель просит всевозможную музыку, и мы исполняем всё: и детские песни, и эстраду. "Зачем мне солнце Монако?" (напевает и улыбается) Да, время требует. Опера – жанр не для каждого, а Куплеты Эскамильо всегда будут нравиться зрителю. Это одно из немногих произведений для баритона, которое можно подать в праздничном виде. Мы стараемся находить что-то интересное и петь не только серьёзную музыку, ведь для простого обывателя она "не проканает", кому-то будет непонятно. Не все имеют музыкальное образование и скажут: "Ах, да, это та самая опера, которую я обожаю". А такие яркие произведения, как Куплеты будут актуальны всегда!

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– Раз мы затронули тему образования, как сегодня быть певцом?

– Здесь, как и в любом другом деле, нельзя научить – можно только научиться. Музыка – это же разговор про чувства, поэтому профессора, конечно, делятся своими ощущениями, но в процессе становления ты должен опираться на свои собственные чувства, работать с ними. Это кропотливый труд, потому что сегодня ты чувствуешь материал так, а завтра эта эмоция уже не работает. Когда всё не идёт по мановению волшебной палочки, то начинаешь задумываться: правильный ли ты путь выбрал. Поэтому артистам постоянно приходится преодолевать стрессовые, депрессионные моменты.

Сейчас я уже не только практикующий артист, но и педагог, поэтому могу сказать, что научиться может каждый, но в силу своих возможностей. Здесь есть такой нюанс: дано природой или не дано. У кого-то музыкального слуха может и не быть, но они чувствуют в себе желание извлекать звуки, тогда по ноте, совсем постепенно мы собираем мелодии.

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– Сегодня музыкальное образование становится всё популярнее. Как музыкальная школа подсознательно влияет на ребёнка и что даёт ему?

– Популярным становится не "сдавать" ребёнка в музыкальную школу, а отдавать в частные руки, и это хорошо. Занятия музыкой были необходимым условием воспитания в аристократических семьях. Абсолютно точно могу сказать, что музыка в первую очередь превращает ребёнка в личность. Но даже самый профессиональный музыкант не дорос до современной музыки (улыбается). Слушая музыку, извлекая её, ребёнок становится самостоятельным. Он сам себя организовывает и несёт ответственность за своё исполнение.

Я считаю, что первая деятельность детей должна быть связана с музыкой. Неважно, будут они петь те же элементарные детские песенки или играть на чём-то. Даже если ребёнок потом не захочет продолжать музыкальную деятельность и пойдёт в спорт, та организация, которую он получил от занятий музыкой, даст о себе знать. Всё оставляет свой отпечаток.

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– Вы живёте работой? Или, может, вы, например, страстный садовод?

– Нет, сад и дача для меня – отдельные миры, опять же, может, не дорос ещё (смеётся). В моём деле главное – вовремя восстанавливаться, а петь хочется всегда! У меня профессия удивительная. Многие инструменталисты и люди, занимающиеся искусством, могут позавидовать нам. Потому что певцы немногие, кому предоставляется возможность рассказывать о своих чувствах путём объединения музыки и слова. Мы можем передавать свои внутренние ощущения независимо от того, какая звучит музыка. Даже в весёлом произведении я могу говорить о трагичном.

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– Как проходит день певца?

– Всегда по-разному: когда-то тебе нужно концертировать (2-3 выступления в день) и тебе необходимо сохранять форму, когда-то ты решаешь заняться самосовершенствованием. Нет такого, что закончил обучение и всё – ты гениален! Нет, напротив, хорошо, когда выходишь из консерватории и думаешь: и что? Ты осознаёшь, что по большому счёту ты ничего не умеешь. И тогда каждый день ты ищешь в себе что-то интересное, не переставая работать над своим инструментом. У нас ведь не машинный труд, плана нет. Ты не знаешь, какой планки ты достигнешь сегодня и как ты закончишь сезон, а его мы, как правило, заканчиваем выжатыми, как тряпочки, и просто хотим молчать. Недельку помолчим, съездим куда-нибудь. Для голоса хороши горная местность и морское побережье. Но это быстро надоедает, и снова хочется петь!

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– Напеваете дома рабочий материал?

– Дома я не напеваю, соседи были бы даже очень рады, если бы было так (смеётся). Я работаю в полную силу, стараюсь, конечно, думать о соседях, но гуманизм уходит на второй план, ведь подготовка к концертам не может ждать, пока я приеду в зал на концерт или репетиции. Я должен быть с уже разогретыми связками. Да, я занимаюсь дома довольно часто. В пандемию, кстати, только так и делали, ведь поддерживать себя в форме необходимо всегда. Даже в отпуске, так как в начале сезона тебя уже ждёт серьёзный концерт.

– Есть в профессии подводные камни?

– Как и у настоящего танцора, у настоящего певца век может быть недолог. Проблемы будут связаны, конечно, с голосом. Он может дать сбой в любой момент, если неправильно его эксплуатировать. Особенно эта проблема касается молодых исполнителей. По себе скажу, что когда в крови горит огонь желания, сердце разрывается, на сцене ты готов рвать себя на части каждый концерт. И только в более осознанном возрасте ты понимаешь, что так делать нельзя, нужно себя оберегать. Мы трепетные люди, и любые нервы или распри – всё моментально отражается на голосе. Кажется, что ты человек, который не обратит на это внимание, особенно это мужчин касается. Думаешь, что ты железный, человек-кремень, но нет, – это неправда! Ты об этом даже не задумываешься, а оно моментально отражается! Не идёт голос – отдаёшь себя эмоционально: улыбка, подача. Более того, на репетиции звучишь по одному, а на сцене, когда увидишь полный зал, всё будет иначе.

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– Певец – это скорее актёр или артист?

– В определении "артист" заложены такие понятия, как музыкант и актёр. Поэтому певец – артист. Мы должны проживать на сцене, отдавать свой материал зрителю. Мы можем петь не только академическую музыку, опера – это вершина айсберга. Мы можем плясать, быть зайчиками. К тому же у нас, в отличие от инструменталистов, есть возможность передавать состояния не только звуком, но и словом, которое обладает соответствующей силой. В каждом слове уже заложена актёрская игра: смысл и глубина. Невозможно передать эту глубину просто открывая рот. Человечность от исполнения никогда не отходит. Не можем мы, простые люди, предавать музыку и убивать её. Музыка – это то, что нас окружает, то, что нас воспитывает, то, ради чего мы живём. Жизнь – и есть музыка.

– В прошлом сезоне был запущен яркий проект OPERA UNICUM. Однако у широкой аудитории опера, как жанр, не сильно пользуется популярностью, ведь кажется ему скучной. Докажите, что опера это не скучно?

– Опера – очень элитарный жанр, на который может прийти только подготовленный зритель. Рок собирает стадионы, опера таким похвастаться не может. Что касается Омской филармонии, мы стараемся привлекать слушателя многообразием. Так, предлагая зрителю оперные вещи вместе с любимыми песнями, мы постепенно готовим его к восприятию оперных постановок.

Проект OPERA UNICUM – это большая победа. Он даёт возможность нашему зрителю знакомиться с этим жанром, воспитывать себя. Опера – это не скучно, там есть, на что посмотреть! Это же совмещение жанров: серьёзная музыка и театр. А кто не любит театр? Здесь певцы – это истинные актёры с красочным бархатным голосом… Это прекрасно!

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– Слушатель пугается иноязычности в опере?

– Омский музыкальный театр старается исполнять все произведения на русском языке, а не на языке оригинала, что хорошо привлекает зрителя. Кто-то не совсем разделяет такую политику. Слово ведь очень важно. Если музыка французская, то и исполняться она должна на французском языке, потому что на русском смысл будет другой. Переводы, как правило, не передают общего состояния, а композиторы раньше писали так, чтобы музыкальное средство выразительности соответствовало определённому слову. Я тоже придерживаюсь такой позиции. Как бы ни было сложно – испанский, венгерский с переводчиком, но стараюсь донести до слушателя оригинал.

– Нужно ли влюблять в оперу широкую аудиторию? Каждый должен стараться понять классику?

– Мы, певцы, люди с пустой головой и мощным резонатором (смеётся) не особо сильны в философии, но я считаю, что принуждать и заставлять заниматься человека хоть чем-либо бесперспективно. Нужно заинтересовывать. Почему нужно? Мы должны пользоваться своей возможностью и с помощью серьёзной музыки воспитывать слушателя, просвещать его, позволяя ему начинать мыслить более глобально. Слушатели становятся Людьми с большой буквы, а это всё сказывается на нашей общей истории. Филармония в этом смысле идёт правильным путём, совмещая современные тенденции с классическими жанрами, тем самым привлекая новых слушателей на каждый концерт.

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– Как начать приучать себя к высокому?

– Постепенно. В первую очередь человек должен услышать и увидеть то, что есть в его городе. В Омске с этим проблем нет – у нас множество театров, замечательная Омская филармония! Любой уважающий себя человек должен сделать для себя открытие – понять, что такое филармония. А расшифровывается это как "любовь к музыке"! Если ты знаешь, что в городе есть Зал органной и камерной музыки, то приди и послушай орган, ощути мощь инструмента. Ведь есть люди, которые даже не представляют, что такое орган. Дальше познакомься с парами "орган и гитара", "орган и фортепиано", "орган и голос". Мастера художественного слова подают слушателю художественную литературу с классической музыкой. Мы знакомим со всем остальным. Любой зритель найдёт здесь что-то своё! Что касается оперы, то каждый должен услышать "Письмо Татьяны" из "Евгения Онегина" Чайковского.

– Кто ваш любимый герой в операх?

– Я даже не знаю (задумался). В любой постановке любимым становится тот, кто вершит всё действо. Но любимый сюжет, это, конечно, нетленный Пушкин, без сомнения, его "Евгений Онегин".

– Омская филармония довольно часто представляет концертные версии мюзиклов, и в постановке "Призрака оперы", к удивлению публики, вы были Раулем. Почему не Призрак?

– Мюзикл – это совершенно иной жанр. Это сочетание академического пения и эстрадного. Здесь микрофон, и связки по-другому должны работать. Кто-то считает, что партия Призрака написана для тенора, кто-то говорит, что для баритона, я считаю, что это всё-таки предназначено для тенора. Как говорится, плох тот баритон, который не мечтает быть тенором и брать запредельные ноты (улыбается). Спеть дуэт – да, возможно, а выдержать всю партию очень сложно, особенно человеку, который привык к совершенно иному исполнению. Да и Рауль – самая подходящая роль для меня. Это лирический аристократичный влюблённый герой, история любви которого имеет всё-таки счастливый конец.

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– Вы исполняли и партию Ромео. Кто ближе: Ромео или Рауль?

– По внутреннему состоянию и по материалу я, конечно, Рауль.

– Ждёт ли нас в этом году что-то мюзикловое?

– Были планы поставить "Призрака Оперы" на большой сцене, "Ромео и Джульетта" тоже на сцену Концертного зала "переехала". Три года мы её пели, наверное, и постановка уже не повторится, ведь Джульетта нас покинула, и мы желаем ей творческих успехов. Но на "Ромео и Джульетте" музыка не заканчивается.

– В концерте "По следам Бременских музыкантов" вы спели целый мультик. Саундтреки к каким мультфильмам вы можете назвать интересными с точки зрения певца?

– Это очень хороший формат для наших маленьких зрителей. Дети танцуют и поют, родители рады и поют вместе с нами. Хотелось бы исполнить песни из всем известного мультика "Летучий корабль", а это, кстати, тоже мюзикл.

Евгений Романов: "Гуманизм уходит на второй план, когда нужно готовиться к концерту"

– 18 августа омского слушателя ожидает ваш сольный концерт "Бархатный сезон". Расскажите о нём подробнее.

– Не обману, если скажу, что вас ожидает хороший вечер и хорошая музыка. Сезон действительно бархатный – самый тёплый, приятный сердцу. Мы исполним любимые зрителями яркие произведения: русские, неаполитанские песни, цыганский романс, оперетту. В концерте участвует мастер художественного слова, мой друг и коллега – Сергей Белоусов. Он, как человек искусства, не просто объявляет произведения или читает стихи, для него каждый концерт – это таинство. Долго думали, как подать "Бархатный сезон", и решили совместить все возможности. Мы расскажем историю, сочинённую самим Сергеем, где главные герои не абстрактные люди, а мы. Музыка станет украшением этой истории.

– Что интересного ждёт нас в новом сезоне?

– Ещё с прошлого года я определил для себя, что хочу двигаться академической стезёй, но будет и французский шансон ("Если б не было тебя"), и итальянские песни (Funiculi, Funicula), и детские песни ("По следам бременских музыкантов"). Лучшими, конечно, будут оперные проекты. Хотелось бы в этом сезоне спеть романсы Рахманинова и Чайковского, исполнить старинную музыку с органом. Идей много и желания тоже. С удовольствием буду ждать своего любимого зрителя на всех предстоящих концертах. Буду удивлять и радовать!

Автор: Виктория Абзамилова

Фото: Илья Петров

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.