Почему любителям классики стоит посмотреть «Свадьбу Кречинского»?

0 2

В Омской драме спектакль по пьесе Сухово-Кобылина стал образцом классической постановки с бережным отношением к авторскому замыслу.

29 апреля Омский государственный академический театр драмы проводит благотворительный спектакль «Свадьба Кречинского» по пьесе А. Сухово-Кобылина. Средства от продажи билетов на этот спектакль будут перечислены в Омское региональное отделение общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест» для оказания помощи вынужденным переселенцам, прибывающим на территорию России из Донбасса.

Рецензия на спектакль омской писательницы Натальи Елизаровой, надеемся, станет еще одним аргументом для любителей классики сходить в театр.


									Почему любителям классики стоит посмотреть «Свадьбу Кречинского»?

Вся жизнь – игра

Едва ли среди нас отыщется человек, никогда не державший в руках колоды карт, не игравший с их помощью в какую-либо игру или хотя бы не выступавший её сторонним наблюдателем. И, пожалуй, многим знакомо чувство азартного драйва, которое опьяняет лучше любого вина и дарит иллюзорную веру в благосклонность Госпожи Удачи. Но, как говорится, главное вовремя остановиться…
Драматург Александр Сухово-Кобылин создал хрестоматийный образ игрока, поместив в центр повествования комедии «Свадьба Кречинского» человека, который поставил на карту всю свою жизнь. И этот образ получился настолько живым, ярким и притягательным, что не даёт покоя вот уже не одному поколению режиссёров, которые вновь и вновь берутся за постановку пьесы, написанной более 160 лет назад. В чём секрет её успеха? Возможно в том, что Сухово-Кобылин и сам являлся личностью колоритной и неоднозначной: светский кутила и повеса, был заподозрен в совершении тяжкого преступления – убийстве любовницы-француженки – и долгие годы жил под гнётом обвинения и угрозы заключения в тюрьму среди сплетен и пересудов тамошних обывателей. Литератора с такой репутацией сложно уличить в незнании темы, за которую он взялся. Да и сюжет истории был невыдуманным: в столичных кругах рассказывался анекдотический случай о шулере, получившем у ростовщика приличную сумму денег под залог фальшивого бриллианта. История с бриллиантовой аферой, которую положил в основу своей пьесы А.В. Сухово-Кобылин, пришлась по вкусу зрителям, и «Свадьба Кречинского» стала поистине долгожителем российского театрального репертуара.

Для тех, кто истосковался по классике

Народный артист России, режиссёр Александр Кузин (г. Ярославль), поставивший «Свадьбу Кречинского» в Омском государственном академическом театре драмы, продемонстрировал отличный образец классической постановки с бережным отношением к авторскому замыслу, образам героев и литературному тексту. Данная постановка – не первый опыт плодотворного сотрудничества режиссёра Кузина с Омским театром драмы. Первый спектакль «На всякого мудреца довольно простоты» по одноименной пьесе А.Н. Островского был поставлен в 2011 году, в 2013 году омские зрители увидели комедию «Сирано де Бержерак» по пьесе Э. Ростана, в 2018 году – спектакль «Безумный день, или Женитьба Фигаро» по пьесе П.О. Бомарше. Можно без всякого преувеличения сказать, что эти спектакли любимы публикой. И прежде всего теми, кто истосковался по старой, доброй классике.
«Свадьба Кречинского» в постановке Александра Кузина – спектакль многослойный. Это и криминальная история, и бытописание провинциальных нравов и мелодрама с привкусом водевиля. Оно неудивительно, ведь и пьеса сама по себе многожанрова: это одновременно и комедия, и социальный фарс, и психологическая драма с целой галереей превосходных типажей, которые, благодаря режиссёрской проработке, получились ещё более выразительными и пластичными. Спектакль Александра Кузина – это целый ансамбль ведущих артистов омской сцены, где режиссёр не микширует, не приглушает актёрские индивидуальности. С каждым появлением нового персонажа зрителю открывается новый характер, выстроенный по законам психологического театра.

Шляпа Атуевой


									Почему любителям классики стоит посмотреть «Свадьбу Кречинского»?

Буквально с первых минут действия режиссёр погружает зрителя в атмосферу настоящей фамусовской Москвы, которая так хорошо всем знакома по школьным учебникам, выводя на сцену вздорную и недалёкую помещицу Анну Антоновну Атуеву (народная артистка России Валерия Прокоп) и её глуповато-плутоватого слугу Тишку (актёр Александр Соловьёв). Атуева в исполнении Валерии Прокоп – своенравная и капризная барыня, для которой существует единственная в жизни забота – соблюсти приличия. И неважно, чего это касается – выдать замуж единственную племянницу или «дом поставить» – главное сделать так, как «требует свет». И если этот самый свет требует повесить у входной двери колокольчик, его надлежит непременно повесить, даже если он будет звучать, как удар молота, и все домочадцы будут подпрыгивать от одного его звука. Удачной режиссёрской находкой также можно назвать комичный приём с использованием шляпы госпожи Атуевой, в которой она появилась на приёме у Кречинского.

На языке одежды шляпа – это не просто наиболее заметный элемент костюма, но и яркая примета индивидуальности, маркер социального положения, мерило вкуса. А уж когда перо на этой шляпе хлещет по щекам любого, кто по неосторожности оказался рядом, лучшей характеристики для раскрытия характера и не придумаешь. А торжественный, чопорный вид героини ещё больше усугубил комический эффект… Атуева – тоже игрок. А почему бы и нет, если это модно и в высшем обществе все так делают?

«От срама бегут!»

Помещик Пётр Константинович Муромский в исполнении заслуженного артиста России Сергея Оленберга, пожалуй, один из наиболее привлекательных персонажей спектакля. Сергей Оленберг лишил своего героя мужиковатости и наивности деревенского простачка. Муромский Оленберга простодушен, но рассудителен, в чём-то несведущ, но практичен; и даже рассуждая о скотном дворе и навозе, он демонстрирует безупречную выправку и держится с достоинством аристократа. В его желании найти достойную партию Лидочке – превалирует отеческая забота, а не корыстные мотивы. С. Оленберг предельно точно показал человека, которого раздирают противоречивые чувства, одолевают опасения насчёт предполагаемого жениха и сомнения в том, будет ли с ним счастлива дочь. Его финальной реплике на вопрос Атуевой «что делать?» – веришь: «Бежать, матушка, бежать! От срама бегут!» В словах этих нет досады на то, что дочку не удалось пристроить, а есть искреннее чувство стыда и неловкости честного, порядочного человека, которого втянули в недостойную, сомнительную игру.

Шкатулка с секретом


									Почему любителям классики стоит посмотреть «Свадьбу Кречинского»?

Некоторое отхождение от традиционного образа мы можем увидеть в образе Лидочки, которую сыграла актриса Мария Токарева. Уникальность и новизна трактовки заключается в том, что теперь перед нами отнюдь не скромная, застенчивая мечтательница, выросшая в сельской глуши, до самозабвения влюбившаяся в Кречинского и не мечтающая ни о чём, кроме замужества. Она себе на уме. Напрасно Кречинский считал её «пареной репой», это ещё та шкатулка с секретом! Усвоив все уроки своей жеманной тётушки, она знает себе цену и вполне готова к светской жизни. И блестящий красавец Кречинский, которому «князья да графы приятели», куда более достойная оправа для такого драгоценного камешка, как она. Нелькин, которого выбрал ей в мужья отец, – не чета. В финале она не случайно покидает Кречинского с многозначительной улыбкой на губах (заметим – не падает в обморок, не плачет подобно героиням из аналогичных театральных постановок). Да, её милый Мишель не дотянул до образа романтического героя, ну что ж – не беда, поищем другого. Для неё расстроившаяся свадьба – не трагедия, её чувства не были задеты. В сущности, она такой же игрок, как и сам Кречинский. Поставила на замужество со столичным франтом – и проиграла. Но для того, кто впервые сел за игорный стол – простительно. Хотя, говорят, новичкам везёт…

Игра Нелькина

Один из самых неприятных персонажей спектакля – Нелькин (его играет молодой актёр Игорь Костин). Примечательно, что А.В. Сухово-Кобылин не подразумевал в нём отрицательного героя. Однако Нелькин в исполнении Игоря Костина приобрёл гипертрофированные черты классического завистника – скользкого, мелкого, пакостного, из породы – «ни себе, ни людям». Это не борец за правду, а склочник и кляузник в одном лице. Уже окончательно потеряв Лидочку, он не отступает в своём преследовании Кречинского. Борьба за справедливость превращается в самоцель. Его уже не возмущает неправда сама по себе, сколько привлекает поза апологета истины и желание положить более удачливого соперника на лопатки. По сути, это тоже игрок – и игрок неистовый и страстный! Такие обычно просаживают за игорным столом всё до последней монеты, а потом отправляются домой и пускают себе пулю в лоб. Ну и, конечно, оставляют предсмертную записку, эдакое последнее послание человечеству, в котором выводят на чистую воду всех негодяев, кто довёл их до ручки.

Апофеоз комичного

Неоднозначный, но удивительно обаятельный образ удалось создать народному артисту России Валерию Алексееву. Его Расплюев – мелкий жулик и прощелыга, который стал таковым не от испорченности натуры, а от катастрофического невезения в жизни. Видимо, вытянул смолоду не ту карту и масть не пошла… Он – нескладный и неловкий в своём помятом сюртуке – изнанка блестящего великолепия Кречинского. Валерий Алексеев мастерски сумел показать скользкую натуру своего героя, которому, тем не менее, не чужды нормальные человеческие чувства. Он восхищается сообщником, который нещадно его колотит и заставляет совершать бесчестные поступки. Сохраняет ему собачью преданность, хотя мог бы давным-давно сбежать. Человечность, выступающая на передний план сквозь душевную накипь, низость и подлость, делает этот образ поистине трогательным.
Эпизодическая роль – роль купца Щебнева, вознамерившегося получить карточный долг с проигравшего ему Кречинского, – у Заслуженного артиста России Александра Гончарука. Но во время своего непродолжительного выхода на сцену он захватил зал так, что зрители боялись пропустить хоть одно слово. Его бесподобное – «сделайте одолжение…» – стало апофеозом всего комичного, что было в спектакле.
Заслуженный деятель культуры Омской области, актёр Николай Михалевский, воплотивший образ ростовщика Бека, обманутого шулером Кречинским, показал, какое тонкое искусство – играть естественность. Он – взлохмаченный и расхристанный, в сдвинутой набок шапчонке, – на краткий миг промелькнул на сцене в самом конце спектакля, но оставил у зрителя незабываемое впечатление.

Одержимость Кречинского


									Почему любителям классики стоит посмотреть «Свадьбу Кречинского»?

И, конечно же, все нити замыкаются на образе Кречинского (заслуженный деятель культуры Омской области, актёр Руслан Шапорин), который, как опытный кукловод, дёргает их ловкой рукой и приводит в движение всё действие. В сущности, весь спектакль строится на игре картёжника, который безостановочно играет, но в его руках не карты, а судьбы людей. И играет он – уверенно и дерзко, рассчитывая всех перехитрить, – краплёными. Вот только одно невдомёк высокородному авантюристу – что им тоже играет Судьба, и для него припасены у неё такие же краплёные карты.
Кречинский в исполнении Руслана Шапорина получился аристократичным и статным. И артистичным, как любой мошенник, в арсенале которого целый калейдоскоп масок: от любезности и вкрадчивости (когда необходимо произвести впечатление на потенциального тестя) – до исступлённого рыка разъярённого льва (когда нужно запугать подельника). Пожалуй, до Руслана Шапорина трактовки образа Кречинского варьировались в русле а-ля аферист. Однако Шапорину удалось открыть в сложившемся образе новые грани, расцветить его иными оттенками. Его Кречинский – это не просто шулер, а, прежде всего, патологическая личность. Профессиональный игрок относится к игре исключительно как к способу зарабатывания денег и воспринимает её расчетливо и хладнокровно, не гнушаясь жульничества. Для Кречинского выигрыш значения не имеет: ему нужны деньги, чтобы была возможность вернуться к игре. В спектакле режиссёра Кузина образ Кречинского обретает новый смысловой уровень: это человек, попавший в капкан собственных страстей, он живёт в своём изолированном мире, как живут игроманы, наркоманы, алкоголики и прочие личности с патологической зависимостью. Он давно потерял контроль над своей жизнью. Если когда-то, подобно другим представителям дворянского сословия, он воспринимал карточную игру отстраненно и свысока, не более чем развлечение, то впоследствии она вытеснила все его жизненные интересы и начала занимать среди них приоритетное место. Ради получения средств для участия в игре он готов не только на подлог с солитером, но и на совершение абсолютно любых противоправных действий: воровство, мошенничество, рукоприкладство… Руслан Шапорин передал весь спектр чувств человека, одержимого зависимостью: психический дискомфорт, тревожность, раздражение и гнев, нетерпеливое возбуждение в предвкушении новой игры… Потеряв богатое приданное, Кречинский не расстроен. Людям его круга такие эмоции не свойственны. «На одном потеряем, на другом выиграем», – говаривал, помнится, разорившийся барин Паратов в пьесе А.Н. Островского «Бесприданница». Это фраза вспомнилась после сакраментальных реплик героя А.В. Сухово-Кобылина: «Сорвалось…» и «Опять женщина!»…

А люди все те же

Стоит отметить сценографию Андрея Климова, который придумал впечатляющее оформление, довольно удачно отражающее, на наш взгляд, интерьер помещичьей усадьбы XIX века: роскошные гобелены, изысканную мебель, золочёные канделябры, богато сервированные столы… Однако вниманию зрителя был представлен не просто костюмированный спектакль с ностальгией по ушедшей эпохе. Злободневность «Свадьбы Кречинского» очевидна: мы можем смело ставить знак равенства между тогдашним обществом и нынешним. Цель оправдывает средства – этот нехитрый постулат стал девизом и для многих наших современников. Увы, времена проходят, люди не меняются.

Наталья Елизарова.

Фото предоставлены Омским академическим театром драмы.

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.