Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

0 2

Переработчик рассказал о влиянии событий на Украине на запасы сахара, а также о том, почему омичи едят хлеб из прибалтийской муки.

Гостем редакции РИА «Омск-информ» стал генеральный директор ООО «Сибирский комбинат хлебопродуктов», президент Ассоциации предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности Омской области Илья Баринов. Эксперт рассказал о запасах продовольствия в регионе, о том, почему растут цены на хлеб и хватит ли омичам сахара.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

О хлебе и сахаре насущных: хватит ли их омичам?

– Вы возглавляете не только крупный элеватор региона, но и Ассоциацию пищевой и перерабатывающей промышленности. В свете всех происходящих событий: хватит ли Омской области хлеба?

– Переживать на самом деле нечего – хлеба нам хватит, наверное, не на один год. Омская область является профицитным регионом в плане продовольствия. Излишки зерна составляют до 1,5 млн тонн в год. При этом переработка у нас недозагружена, она недозагружена и в целом в Сибири. Загрузка мельниц составляет лишь 52–60 %. У нас есть возможность увеличить переработку зерна и выпуск муки. При этом у потребителей разные запросы к качеству муки. Все знают, что, например, для пиццы и пельменей она разная. Поэтому здесь есть где развернуться.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

Сейчас увеличивается экспорт муки из России, так как введены заградительные пошлины на экспорт пшеницы. В принципе, это хорошо, когда мы экспортируем готовый продукт, а не сырье. Это дополнительные возможности для наших предприятий переработки.

– Как ограничения по экспорту зерна могут отразиться на внутреннем рынке и ценах на продовольствие?

– Что касается ограничений вывоза зерна, то мера ограничений экспорта – запоздалая. Ранее активно шла вывозка зерна через Казахстан, причем зачастую в обход пошлин. Были случаи, когда вывозили зерно без документов, бюджет терял большие деньги. А Казахстан потом экспортировал наше же зерно через наши порты. При этом тариф на перевозку зерна по Казахстану для нас в три раза выше, это существенно ограничивает возможности наших экспортеров.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

Очень важно, чтобы цена на зерно была стабильна, не было резких скачков. Сегодня стоимость пшеницы откатилась немного назад. В первой декаде марта стоимость доходила до 20–21 тысячи рублей за тонну, сейчас она составляет 18–19 тысяч рублей за тонну. У нас в регионе зерно имеется, вопрос, как будет идти его реализация производителями. Мировые цены на продукты имеют тренд к росту, это неоспоримо.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

Сегодня Россия ввела ограничение экспорта зерна до 30 июня, и фактически нет возможности продавать зерно за рубеж. При этом Россия – один из основных экспортеров зерна в мире. Плюс Украина – один из крупных экспортеров зерна, и непонятно, что там будет. Россия поставляла зерно на Ближний Восток, в Северную Африку. Поэтому продовольствие в мире будет дорожать. Это однозначно.

– Сахара на складах у нас также достаточно, но омичи все равно сметают его с полок. Почему так происходит?

– Хочу сказать сразу: поводов для паники нет. Цены на все социально значимые продукты сдерживаются государством. Есть логистическая проблема: не хватает вагонов, есть сбои по железной дороге. На складах сахар есть, но склады от нас удалены и находятся в европейской части страны. А вагоны стоят в портах Азовского моря, там сейчас судоходства по понятным причинам нет. Плюс ушли многие иностранные контейнерщики.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

Сахара в Омской области достаточно 

И это еще раз создало проблему – вагоны используются как склады для продукции в портах. Может быть, нужно привлекать автотранспорт для оперативной переброски продовольствия из одной части страны в другую.

– Наряду с зерном в последние 2-3 года значительно выросла стоимость бобовых культур: гороха, чечевицы, сои. С чем это связано? Омичи же не стали больше потреблять гороха.

– Во всем мире идет тренд на здоровый образ жизни. Идет отказ от мясных продуктов, люди переходят на белковую пищу, поэтому растет спрос на горох и сою. Цены на эти культуры стабильно высоки. Соевое масло – одно из основных масел в мире.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

В целом по отрасли идет сокращение производства муки из-за сокращения потребления. Все больше у нас любителей ЗОЖ, которые не потребляют хлеб. Общее количество потребителей хлеба не растет. Зато в Центральной Азии растет население и, как следствие, потребление хлеба – жители активно потребляют лепешки. Поэтому азиатский рынок для нас имеет большие перспективы.

О гречке и пиве: грозит ли нам дефицит?

– Каждый год у нас проблемы с гречкой – то ее нет, то цены скачут. Как нам обеспечить самих себя этой крупой? Омская область ведь почти не производит гречиху.

– Гречиху выращивают на Алтае, там она дает стабильные урожаи, есть люди, которые имеют опыт выращивания. Другое – есть производители, которые неохотно продают гречку. И получается, что когда ажиотажный спрос, этой крупы не хватает, так как она лежит на складах.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

В целом в мире меняется культура потребления. Больше потребляется овсяной крупы и геркулеса. Но когда рапс стоит 65 рублей за килограмм, а овес 15, то сельхозпроизводители отказываются от овса и засевают поля рапсом. У нас есть крупяной завод в Калачинске, он не загружен полностью, но есть вопросы к рынку – сколько рынок готов потребить. В торговые сети им сложно войти. Большинство таких заводов работает на рынок фасовщиков, которые фасуют продукцию и продают ее под собственными брендами. Я считаю, что должно быть субсидирование государством низкомаржинальных, но социально значимых продуктов. Таких как геркулес и другие крупы.

– Многие омичи любят пиво. Есть ли здесь перспективы в плане производства качественного пивоваренного ячменя? По некоторым сведениям, ячмень к нам везут чуть ли не из Европы.

– В прошлом году было мало качественного ячменя. Плюс низкая урожайность. И те производители, которые не смогли вырастить качественный пивоваренный ячмень, не получили поддержки. Ну не выросло, он же не виноват! Пивоваренный ячмень всегда стоил немного больше пшеницы.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

Несколько иная ситуация по подсолнечнику. Здесь много иностранных семян, цены на которые выросли. Причем даже на те, которые были предоплачены в декабре. Поэтому так важно, чтобы у производителей должна быть ясность в будущем. Необходимо долгосрочное планирование, чтобы ты знал, что точно реализуешь продукцию по твердой цене.

Омичи ели ржаной хлеб из… Прибалтики

– Как это ни странно, но у нас были проблемы с ржаной мукой. Почему так вышло?

– Может показаться невероятным, но в позапрошлом году был период, когда мы везли рожь из Прибалтики. Причем привозили по очень высокой цене. И ржаная мука стоила больше, чем пшеничная – такого не было никогда.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

А у нас на севере области самые благоприятные условия для озимой ржи. И по ржи должна быть поддержка, чтобы не было дефицита и мы не привозили рожь из Прибалтики. Для этого сельхозтоваропроизводители должны быть заинтересованы в выращивании этой культуры. В настоящее время запаса ржи хватит до нового урожая.

– В Омске существует своя макаронная фабрика, и она постоянно работает над качеством макарон. При этом Омская область всегда производила твердые сорта пшеницы, которые идут на изготовление макаронных изделий. Почему тогда у нас не хватает сырья для макарон?


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

– По твердой пшенице, как бы ни смешно, Италия покупает у нас твердую пшеницу и использует ее в формировании партий при производстве своих макарон. Здесь должны быть четкие договоренности между производителями и покупателями продукции. Производитель должен знать, по какой цене он продаст зерно осенью. А у нас как бывает: есть дефицит твердой пшеницы, она в цене. Весной все ее насеяли, получили урожай, и все – цены рухнули. И по другим культурам такое же бывает. Потом много лет ту же твердую пшеницу у нас не сеют, и цена на нее взлетает до небес.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

Правительство должно сформулировать четкие принципы. Для меня непонятно, почему есть поддержка по рапсу, он стоит 65 тысяч рублей за тонну, мы рапс не потребляем, а субсидия есть. Может, ее лучше пустить на ту же твердую пшеницу?

– В последние несколько недель омичи вновь отмечают рост цен на хлебобулочные изделия. Причем сильно подорожал хлеб в мелких пекарнях формата «у дома». От чего это зависит? Мука ведь практически не дорожает.

– Есть рост цен на сахар, маргарин. Мука не занимает большую долю в стоимости хлеба. Максимум – 25–30 %. Остальные расходы также растут: ингредиенты для производства хлеба, услуги ЖКХ, зарплата. Сейчас хлебопеки получат субсидию – 2500 рублей на тонну выпущенной продукции. Такая поддержка идет крупным производителям, так как есть сложности с оформлением документов для малых производств, им очень тяжело оформить все документы для получения субсидий. Поэтому крупные производители придерживают цены на продукцию, а мелкие пекарни, не получающие поддержки, сделать этого не могут.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

А вот почему растут в цене металл, лес, это нам непонятно. Леса в стране много, а стоимость растет. Запчасти для предприятий переработки очень сильно выросли в цене. Конечно, у нас есть запас запчастей, надеюсь, что поставки запчастей будут. Может быть, через третьи страны, Китай наладит выпуск. Есть зависимость по упаковке, и сегодня стоит вопрос, насколько мы сможем перестроиться и наладить свое производство. Я считаю неплохо, если мы перейдем на многоразовую упаковку.

– Есть ли проблемы с хранением зерна? У нас были очень урожайные годы, когда некуда было складывать хлеб.

– В последнее время сельхозтоваропроизводители увеличили мощности хранения. Сегодня нет необходимости строить крупные элеваторы, так как срок окупаемости одного крупного элеватора – 150 лет. На существующих элеваторах мощности есть.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

Нам необходим закуп зерна в интервенционный государственный фонд. В этом году государство хочет возобновить интервенции, чтобы поддержать рынок. Когда зерна много, государство его скупает на интервенциях, когда мало – выпускает из фондов на рынок. Это очень хороший механизм стабилизации цен, но им нужно умело пользоваться.

Омский лен пришелся по вкусу китайцам

– В последние годы в Омской области наблюдается ситуация, которую можно назвать «льняным феноменом». Если еще 5 лет у нас масличный лен практически не сеяли, то сейчас он занимает 200 тысяч гектаров.


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

– Это опять же связано с ЗОЖем. Китай – крупнейший потребитель маслосемян льна. Мы его не потребляем. Вы когда льняное масло последний раз употребляли? Оно, конечно, полезное, но культуры потребления в России нет. Больше того, ее нет нигде в мире в таком количестве, как в Китае.

И второй момент. Лен – более стабильная культура, хорошо подходит для юга области. Лен стоит 60–64 тысячи рублей за тонну, а пшеница – 18. При этом в степи их урожайность практически одинакова. Также в Китае высокий спрос на нашу сою, не ГМОшную. Соевое масло – одно из основных масел в мире. Китайцы с удовольствием готовы потреблять и наш лен, и нашу сою.

– Перспективна ли сиреневая, фиолетовая пшеница? Такую пшеницу создали омские селекционеры.

– Насколько я анализировал этот рынок, у нас спрос крайне невелик. Плюс очень высокая себестоимость этой пшеницы. Это органическое земледелие, к которому многие сельхозтоваропроизводители не готовы.

– Вы – руководитель ассоциации пищевой и перерабатывающей продукции. Как это объединение влияет на рынок продовольствия в регионе? Удается ли совместно решать возникающие проблемы?


									Илья БАРИНОВ: «Хлеба у нас много, но цены на продукты будут расти»

instagram.com/shkurenko

Склады в Омской области забиты продовольствием

– Плохо, когда ты стучишься в двери один. Поэтому такие объединения и нужны. Хотелось бы, чтобы наше правительство видело наши потребности. Мы говорим: поддержите нас, и вы получите новые рабочие места и налоговые отчисления. В последние время меняется отношение: включили крупяную и мукомольную отрасли в сферу льготного кредитования. Вот эта поддержка – она работает. Я надеюсь, что мы будем услышаны. У всех разные проблемы, но корень их один и тот же. Мы пытаемся убедить правительство, что за Уралом жизнь есть, здесь живут люди, которые готовы работать, готовы экспортировать продукцию.

– То есть без продовольствия омичи не останутся?

– Без продовольствия мы точно не останемся, только за счет ограничения экспорта внутри страны останутся 10 млн тонн пшеницы. Это очень много. Так что еды хватит всем.

Сергей Энквист 

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.