В Омской драме скоро покажут добрую семейную историю

0 1

Питерский режиссер нового спектакля Омской драмы «Мой дедушка был вишней» Арина Гулимова рассказала, что зрители увидят в этой постановке.


									В Омской драме скоро покажут добрую семейную историю

В Омское драме, на Камерной сцене имени Татьяны Ожиговой, 12 ноября состоится премьера спектакля «Мой дедушка был вишней» (12+). Одноименная повесть итальянской писательницы Анджелы Нанетти в 2019 году удостоена престижной Международной премии «Балтвилкс» в области детской литературы и книжного искусства. О том, что увидят омские зрители в новой постановке, рассказала режиссер спектакля Арина Гулимова (г. Санкт-Петербург).

– Арина, расскажите, как вы пришли в профессию режиссера.

– Я из творческой семьи. Мама – пианистка, отец хоть и не получил специального образования, но он талантливый самоучка, сам научился играть на музыкальных инструментах. Родители в 4 года отдали меня в детскую театральную студию, где я занималась до 18 лет. Принимала участие во всевозможных фестивалях, вокальных, эстрадных конкурсах, драматических постановках, мюзиклах. В старших классах впервые попробовала себя в качестве режиссера. Педагоги доверяли мне постановку каких-то фрагментов спектакля, отдельных сцен, поздравительных программ. Я загорелась! Захотелось получить соответствующее образование… В настоящее время – студентка выпускного курса режиссуры Российского государственного института сценических искусств (г. Санкт-Петербург), учусь в мастерской Григория Михайловича Козлова. Думаю, театралы помнят имя этого режиссера: в 1995 году на сцене Омской драмы Григорий Михайлович поставил спектакль «Саломея» по мотивам пьесы Оскара Уайльда. Спектакль «Мой дедушка был вишней» – моя дипломная работа.

– Почему вы именно омской сцене решили доверить свое первое детище?

– Первоначально была договоренность поставить дипломный спектакль в Грузии. Но в силу определенных обстоятельств эти договоренности отменились. Я, что называется, осталась у разбитого корыта. На помощь пришли мои педагоги, раньше работавшие с Омской драмой. Они договорились с руководством театра о постановке спектакля на малой сцене. Сыграло роль и то, что Роман Габриа, тоже ученик Григория Михайловича Козлова, в нынешнем году поставил в Омске спектакль «С днем рождения, Папа!». В общем, звезды сошлись! Потом уже шли переговоры с режиссером Георгием Цхвиравой. Выбор остановился на этом материале.

– Чем вам показалось интересным произведение Анджелы Нанетти?

– Саму повесть я прочитала в 16 лет, и она зацепила меня. В ней любой эпизод – случай из жизни, который может произойти с каждым из нас. Кому бы я ни давала читать эту повесть, всех обязательно в ней что-то цепляло, каждый фрагмент книги отозвался в чьем-то сердце. Это история про детство, про простые отношения между внуком и дедушкой, между папой и мамой, между дедушкой и собакой. В ней есть абсолютный полет фантазии. Есть драматические жизненные события, которые показаны глазами ребенка и переживаются просто, ясно и трогательно-нежно. Очень подкупает взгляд внизу, от лица мальчика, когда имеет место элемент детской фантазии. Главный герой – Тонино – абсолютно счастливый ребенок, у которого есть папа и мама, два дедушки и две бабушки, любимые животные. Редкий случай, когда у ребенка есть все. У меня, например, была одна бабушка по маминой линии и дедушка по папиной линии, который рано ушел. А когда у ребенка есть все – это абсолютное счастье.

– Какой должна быть книга, чтобы вам захотелось поставить по ней спектакль?

– Зависит от темы, которая заложена в произведении, и как это перекликается с тем, что я уже понимаю, что испытала и что хочу сказать. Этот коннект каким-то образом должен произойти. Если говорить о теме, то, например, мой педагог, какое бы произведение ни взял, всегда вытягивает тему семьи, то, что его греет. У меня нет определенной темы, которой буду посвящать все свои работы. Я себе рамок не ставлю. Если захочу пойти в какой-то тяжелый материал – я в него пойду. А сейчас это произведение «Мой дедушка был вишней», которое само по себе ставит очень высокую планку, задает определенное настроение, будит в тебе все самое лучшее, теплое, светлое. В произведении нет социального конфликта, нет тяжелых проблем, ты не погружаешься во мрак. Это добрая история глазами мальчика. Таких добрых историй в наше непростое время очень не хватает.

– На какую возрастную аудиторию рассчитан спектакль? Или этот спектакль можно назвать семейным?

– Спектакль, безусловно, семейный. Мы ставим маркировку 12+. Но опять же – все дети разные. Тот же самый Тонино, например, взрослый не по годам. Мы говорим об истории глазами ребенка, но нужно учитывать, что автор книги – взрослая женщина, педагог. Поэтому книга писалась с определенным посылом – про вечное, доброе.

– Какое впечатление на вас произвела омская труппа?

– Я привыкла к мастерской Григория Михайловича, где целые курсы сразу же попадают в театр. Представьте себе, что люди четыре года вместе воспитывались, знают каждый шаг друг друга, а потом начинают работать бок о бок. Сразу получается семья, симбиоз. Особенно если учитывать, что эти люди еще и в одной школе вместе учились. То есть они буквально на одном языке разговаривают. А здесь – все такие разные. Для меня это огромный опыт. Он заключается в обретении самого главного умения – договариваться. Потому что все актеры разные, все невероятно талантливы, каждый со своим персональным опытом, со своей школой, все из разных мест. А нам надо собрать единую семейную историю.


									В Омской драме скоро покажут добрую семейную историю

– Что для вас являлось ключевым фактором при утверждении актеров на роль?

– Мы просто встречались с актерами и разговаривали. Спрашивала, кто прочитал книгу, какие фрагменты из нее больше понравились. Кто-то рассказывал свои тяжелые ситуации из жизни, и я благодарна этим людям за искренность. Книга «Мой дедушка был вишней» хоть и удивительно светлая, но в ней есть и смерть близких, и развод родителей, и потеря собственности. И когда люди мне что-то рассказывали, не боялись быть открытыми, я понимала – это то, что нужно.

– Актёры, которые играют главного героя – мальчика Тонино – насколько они попадают в образ?

– На самом деле сыграть Тонино не так-то просто. В голове актера должно существовать такое жесткое двоемирие: здесь я говорю от себя, здесь – от лица ребенка, здесь – от автора; приходится постоянно перестаиваться. История несложная, но в нее нужно включаться. Мальчика Тонино играют Леня Калмыков и Степан Дворянкин – замечательные актеры, я думаю, у нас все получится.

– В настоящей работе вы выступили еще и автором инсценировки, переложили прозаический текст на язык театра. Насколько кардинально изменилось оригинальное произведение?

– Не все эпизоды из книги попали в инсценировку, поэтому в идеале нужно и спектакль посмотреть, и прочитать книгу. Повесть Анджелы Нанетти потрясающая, она стоит того, чтобы быть прочитанной!

– Анджела Нанетти – итальянский писатель. А в настоящее время сфера внешнеполитических отношений, как известно, претерпевает некоторую турбулентность, что отражается и на установлении зарубежных контактов. Какие-то трудности возникли при получении согласия автора повести на постановку?

– Переговоры с автором вел театр, но, насколько я знаю, никаких проблем не возникло. Анджела Нанетти – человек незашоренный, адекватный, никаких препятствий создавать не стала.

– Сейчас на повестке дня, в том числе в журналистике, существует такая модная тема – современный феминизм. А вы, Арина, не просто молодой режиссер, но еще и молодая женщина. Приходилось ли вам сталкиваться с дискриминацией по признаку пола в вашей режиссерской профессии? С утверждением, к примеру, что режиссер – это сугубо мужская профессия и зачем, дескать, ты в нее пошла?

– Постоянно сталкиваюсь. И я с этим утверждением в чем-то согласна – это очень тяжелая профессия, колоссальный труд и нервы. Если девочка к этому не готова – это не ее профессия. А вообще, если исторически копать, многие профессии изначально были мужскими. Все актеры в театре раньше были мужчинами – греческий театр. Сейчас мы видим, что все изменилось. Но на самом деле это личный выбор каждого. Женщин-режиссеров очень много. На нашем режиссерском курсе, например, очень много девочек, и с нас очень жестко требуют. И девчонки местами идут даже помощнее, чем парни, вгрызаются в профессию, просто пашут. И за это, к примеру, Григорий Михайлович может, скажем, доверить мне постановку в Омской драме, а ведь это огромная ответственность и невероятный риск для всех, потому что никто не знает ни меня, ни как я работаю. И еще один момент – очень важно не жить только театром, должна быть параллельная жизнь. Помимо профессии важно состояться еще и как женщине… А вообще, если сравнивать мужскую и женскую психологию, то мужчины, будучи изначально охотниками, видели один крупный объект, сосредотачивались на этой цели и к ней шли. А женщины, собирательницы ягод, имели несколько маленьких целей вокруг. Вот для меня как для режиссера важно настроить свой мозг так, чтобы не упускать и маленькие цели-объекты, и в то же время видеть основную линию и идти к основной цели. А мужчины четко и жестко выстраивают центровую линию, а воздуха нет. Так и в жизни – должна быть не только работа, но и семья, хобби, путешествия, общение с друзьями.

– Сейчас у вас идет интенсивная работа над спектаклем, ведь скоро премьера. Как вы восстанавливаете силы, в чем черпаете вдохновение?

– Это важно сказать, я – противник курения и алкоголя. И это очень всех удивляет в театральной среде. Меня все время спрашивают: «Как ты выдерживаешь, как твоя психика справляется с таким напряжением?!» Очень сильно помогает спорт, йога, плавание, даже простая растяжка – важно научиться расслаблять тело. Мы все время находимся в черном помещении, в четырех стенах, где нет воздуха – такова театральная реальность. Поэтому важно гулять, дышать свежим воздухом. Я смотрю художественные фильмы, чтобы отвлечься, поднять себе настроение, и иногда в этом нахожу вдохновение. Встречи с друзьями очень помогают, семья. Важно не быть одному. Я борюсь за то, чтобы сломать сложившийся стереотип о режиссере, что это обязательно одинокий волк, у которого, кроме работы, ничего нет, только пепельница, полная окурков.

– Какое впечатление на вас произвёл Омск?

– Очень камерный уютный город. Это мой первый сибирский город. Испытала невероятное впечатление, когда в конце сентября погода в Омске стояла +28°С и люди в купальниках загорали на пляже. А в это время в Санкт-Петербурге лил дождь, все уже ходили в пуховиках. Понравилось сидеть на берегу реки прямо в центре города. В Питере у реки не посидишь – набережная бетонная, холодно. А здесь – трава. Я с большим удовольствием ходила и трогала ковыль – такое приятное мягкое степное растение, у нас его нет.

Для меня стал большим откровением Театр живописи, куда меня пригласили артисты Татьяна Филоненко и Николай Михалевский. В Питере вроде бы есть много разных музеев, культурных площадок, но ничего подобного Театру живописи нет. Я посмотрела спектакль «Храм». Для меня была абсолютно новой информация о создании города, и вживую она гораздо больше проникает, чем если бы я просто посмотрела какую-то лекцию в ютубе. Вижу, что культурная жизнь в Омске развивается, это радует.

Наталья Елизарова.

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.