Судья отказалась слушать, почему «Рассвет» Полежаевой оказался «по уши» в долгах

0 0

Судья отказалась слушать, почему «Рассвет» Полежаевой оказался «по уши» в долгах

Источник: архив БК55

Юридическое «словоблудие» судью не устроило.

В Первомайском райсуде продолжают судить Нателу Полежаеву. На сей раз в связи с крупной, около 4,2 миллиона, невыплатой налогов. Причем следствие нашло признаки преступления, которые позволяют подвести бизнесвумен под статью «сокрытие денежных средств организации, за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов или страховых взносов». Максимально экс-сноху первого губернатора региона могут приговорить к семи годам лишения свободы.

В качестве «главной улики» пресловутого сокрытия выступают три письма, якобы составленные по указу Полежаевой с просьбой к компании «Гемонт», чьи работники были постояльцами ее парк-отеля «Рассвет», оплатить услуги, минуя счета многострадального «Центра реабилитации «Рассвет». В еще одном выражается благодарность за это. Отметим, большинство сотрудников, включая весь бухгалтерский штат предприятий буквально насмехается над этими «филькиными грамотами». 

Сегодняшнее заседание, в свою очередь, показало «искажения» в трактовках следствия относительно сотрудничества с двумя школами Исилькульского района. Ранее уже указывалось, что ЦРР получил некую сумму на свои счета от образовательных организаций, однако потребовался возврат, для которого пришлось задействовать ресурсы парк-отеля. Но ситуация оказалась немного сложнее.

Как указали сотрудницы финансового и бухгалтерского отдела Исилькульского Управления образования, деньги за оздоровление учеников Водянинской и Барикацкой школ были перечислены ошибочно, чуть ли не по привычке. Ведь сотрудничество прежде было регулярным и продолжалось и на тот день, только школы были другие. Примечательно, что сумма была достаточно «миниатюрной» — не превышала 10 тысяч рублей. Однако в те сложные времена оформить перевод со счетов загнанного в финансовый «локдаун» было невозможно: их оккупировали картотекой приставы. Посему платеж формально прошел по линии парк-отеля «Рассвет».

— Я не обратила внимания даже, с какой организации вернулись деньги. Поэтому вопросов у меня никаких не возникало. Может, они переименовались, потому что счет вроде был тот же, — отреагировала на это свидетельница.

Оказалось, что ей открыли глаза на произошедшую коллизию лишь во время следствия. Единственным неудобством во времена сотрудничества она назвала тот факт, что исправление ошибки заняло 10 месяцев, при этом надо было периодически напоминать о себе. С самой Полежаевой мелкие чиновницы из Исилькуля оказались не знакомы.

Лично свое присутствие засвидетельствовали два работника Полежаевой, Мария Бородина, которая помогала простроить кадровый состав гостиничного бизнеса бывшей снохи губернатора Полежаева, а также один из ее многочисленных юристов.

Омичка, как оказалось, почти все время посвятила найму персонала для обслуживания главного клиента, турецкой компании «Гемонт», сотрудничество с которой как раз и подвело бизнес-вумен.

Гособвинитель Алексей Дрохенберг, которому в прошлом году удалось доказать, что главное было выплатить зарплату настоящим и бывшим сотрудникам «Центра реабилитации «Рассвет», на этот раз вполне уверенно себя чувствовал, убеждая другого судью, что во главе стола должны стоять налоговые платежи. Так, он пытается «помочь» свидетелям вынести суждение, что ЦРР и парк-отель по сути одно и то же. Однако девушка оказалась не робкого десятка и помощницей следствию не стала. Более того, продемонстрировала полную лояльность к бывшему боссу, рассказав о ее грамотности и корректности. 

— Всегда придавала значение деловой переписке, грамотность просто абсолютная. Не могу себе представить, чтобы такое неграмотное письмо у нас появилось! — заявила Бородина.

Отметим, предположительно фейковый документ в деле выглядит вот так:

Судья отказалась слушать, почему «Рассвет» Полежаевой оказался «по уши» в долгах

Создается явное ощущение, что его составляло лицо, не владеющее нормами не то что делового этикета, но и русского языка в целом. Об этом и сказала бойкая свидетельница. Более того, она не признала подпись экс-начальницы и назвала халтурой наличие двух печатей. А уж обращение, даже на взгляд непрофессионала, коробит. Увы, но в остальном Бородина помочь не смогла, так как была вовлечена в ограниченный круг задач.

Ее сменил Сергей Коптарь, который последние 2,5 года администрирует ООО «Парк-отель «Рассвет». В следующий час он выдал много интересных доводов. Так, он «прочертил» цепочку взаимоотношений не только ЦРР и парк-отеля, но и «Сибриэлтинвеста» и других фирм Полежаевой между собой. Собственно, типичные договоры аренды заключались через владельца помещений, «Сибриэлтинвест». Парк-отель ввели в игру, по его версии, когда появился первый крупный контрагент. Речь как раз и идет о «Гемонте». Что же касается отношений самих «Центра реабилитации «Рассвет» и одноименного парк-отеля, то юрист замялся. Казалось, что он сам является либо игрушкой в чьих-то руках, либо растерял всяческую квалификацию — настолько неуместными были его «выверты» каждого вопроса об этом.

— Я не являюсь автором каких-либо договоров между этими компаниями, — пыхтя, настаивал юрист.

В конце концов пришлось признать, предприятия вели фактически независимую бухгалтерию, а все указания давала самолично директор Полежаева. Однако на этом месте мужчина решился проявить юридическую смекалку:

— Гражданскому кодексу плата третьих лиц за предприятие не противоречит, — уверенно выдал он.

Однако скепсис судьи не дал работнику Полежаевой почувствовать себя героем.

Он также подробно прояснил детали сотрудничества с ООО «Гемонт»:

— Примерно 10 месяцев они проживали, съехали в марте 2019 года. Оказывались им гостиничные услуги примерно с конца апреля 2018. С ними возникало много сложностей, их руководители часто подходили и говорили, что им намекали на Нефтезаводе, который их пригласил, что с Полежаевой сотрудничать не стоит. Они готовы были дальше оставаться и платить, но только чтобы Полежаевой не было. В итоге они перестали платить вовсе, а жить дальше хотели, пришлось составлять претензию. Если бы они сами захотели отказаться, то весь депозит остался бы «Рассвету».

При помощи самой Полежаевой (и к неудовольствию судьи) была показана мысль, что отношения с клиентом у фигурантки уголовного дела разладились совсем из-за невыполненного обещания выделить места еще и в поликлинике на улице Губкина.

В частности, судья отказалась принимать у свидетеля показания относительно достоверности подписи на документе. Тем более, что в помощь Полежаевой было принято почерковедческое исследование, доказавшее правоту бизнес-леди.

Еще строже она стала и не допускала никаких «вольностей» при обсуждении налогового законодательства, «осаживая» недостаточно подкованного специалиста.

Реакцию судьи Елены Штокаленко вызвали следующие перлы:

— Картотека действительно была выставлена, но это можно оспорить. Ну, а налоговые претензии были общеизвестны.

— Считай, что и не выносились налоговые требования, ведь ни подписей, ни печатей на их уведомлениях не было.

Второе утверждение служительница Фемиды решила оспорить самолично:

— Означает ли, что не нужно предприятию тогда оплачивать налоги?! Разве руководитель без уведомления об этом не знал?!

Отказалась она слушать горестные истории о природе долгов, связанных с трехкратным уменьшением суммы, выделенной по ОМС. Сняты были вопросы о гипотетическом выборе между врачебным долгом и обязанностями перед бюджетом, а также о природе инсинуаций следствия о том, что «подложные письма» были попросту составлены наспех.

Евгений Куприенко

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.