Сафронов в СИЗО объяснил синяки под глазами и попросил жвачку

0 3

Журналист сообщает, что ему не отдают кипятильник

Журналист Иван Сафронов, арестованный по подозрению в госизмене, заявил, что следствие ему официально отказало в звонках и свиданиях с близкими. Иван находится за решеткой уже почти месяц и, по его словам, ко всему смог привыкнуть, кроме сна при включенном свете. И он так и не понял, почему заключённым запрещают … жвачку.

Сафронов в СИЗО объяснил синяки под глазами и попросил жвачку

Фото: АГН «Москва»

Напомним, что на днях следователи пожаловались на адвокатов Сафронова и потребовали привлечь их к дисциплинарной ответственности за отказ давать подписку о неразглашении тайны следствия. После этого защитников не пустили в СИЗО, потребовав у них свежие справки об отсутствии коронавируса (раньше такой документ не спрашивали). Из чего адвокаты сделали вывод, что Ивана прячут и что с ним не все в порядке.

Опасения, слава Богу, не подтвердились. Иван вышел к членам ОНК в воскресенье, 9 августа, в добром здравии и хорошем расположении духа.

-Представляете, письма стали за три дня доходить, – говорит Иван. – Нет лучшего занятии на выходных (когда ничего не происходит), чем отвечать людям. У меня сейчас писем сто из разных городов. Еще я договорился с родными, что они отбивает телеграммы каждый раз, как получают мое письмо. Так что я знаю, за какое число дошло, а за какое пропало.

-Удобно! Надо посоветовать эту методику другим заключенным.

– Назовите «Формула Сафронова», – улыбается Иван. – Я всем, кто написал, отвечу. Абсолютно. Газеты читаю в камере. И про меня там пишут порой. Читаю – знакомые лица везде, я же со многими журналистами общался, дружил. Приятно в общем. Мне тут предложили книгу написать (не буду говорить, кто). Но книга – подведение некой черты, итог. А мне подводить пока рано.

-Посылки тоже доходят?

-Да, получаю. Хотя не понятно, куда пропал электрочайник, который послала сестра давным-давно. Кипятильника тоже нет, так что чаю нельзя попить, когда хочешь. Кипяток разносят только дважды в день. Но сотрудники ведь и не должны быть как официанты. Отдали бы просто кипятильник и электрочайник. А то ни у меня, ни у соседа нет.

-Сокамерник-драчун не беспокоит? (напомним, к Ивану подселили обвиняемого в экстремизме уроженца Таджикистана, который отличатся неспокойным нравом и уже попадал в карцер за нанесение побоев соседу – прим. авт.)?

-Нет, мы с ним нормально общаемся.

-А почему у вас синяки под глазами?

-Не могу привыкнуть спать со светом. Ко всему привык (хотя лучше б к такому не привыкать), кроме этого. Маску для сна разрешили, но пока у меня ее нет. Занимаюсь спортом. Когда выводят на прогулку в большой дворик, там бегаю по кругу. Челночный бег практикую. Вес нормализовался, но это по ощущениям (взвешиваться так и не разрешили). В общем, я в порядке. Отчаиваться не надо. Слушайте, а жвачку можно?

-Нельзя, ее нет в списке разрешенных продуктов и предметов, – заметил сотрудник.

-А вот почему? Надо провести расследование.

По поводу жвачки – Сафронов первый арестант, который спросил про неё за все время. Заключенным ее не разрешают, чтобы не лепили на двери, глазки видеокамеры и т.д. А вообще коллеги-журналисты как-то в кулуарной беседе назвали само дело Сафронова «жвачкой». Нет в ней пользы, но она имитирует работу пищеварительной системы, обманывая организм.

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует куки. Вы можете отказаться, если хотите. ПринятьЧитать далее

Политика конфиденциальности и куки