Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

0 2

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Старая балетная обувь. Свои пуанты Анна Калинина хранила не один десяток лет. © /

Из архива Елены Флягиной

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Анна Калинина – обычная пенсионерка, дипломированный юрист и большая поклонница искусства сценического танца. Сама она  встала на пуанты ещё в детстве, так что может рассуждать о балетной хореографии. Её педагогом была легендарная Таисия Рэй – выпускница ленинградского хореографического училища им. А. Я. Вагановой; она сейчас известна больше как мама знаменитого актёра Владислава Дворжецкого.

Только классику

Наталья Крнеева, АиФ в Омске:  Анна Юрьевна, отдать девочку в балет вовсе не значит предопределить её судьбу, но занятия в балетной студии останутся для неё бесценным опытом. Когда вы впервые вошли в хореографический зал?

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Анна Калинина Фото: АиФ/ Александра Горбунова

Анна Калинина: Мой папа был военнослужащим, так что переезжали из одной воинской части в другую. В Сверд ловске (ныне Екатеринбург) я поступила в школу. Тогда вдруг стало популярным фигурное катание, мама повела меня записываться, но оказалось, что набор уже закончен. Тогда я пошла в хореографический кружок. Рядом находился клуб железнодорожников, где мы и занимались. Коллектив там был хороший, активный, нас даже возили сниматься на Свердловское телевидение. В то время невиданное дело! В 1963 году переехали в Омск. Я записалась в хореографический кружок ДК им. Лобкова. Затем, когда построили ДК им. Красной Гвардии, пошла туда. Но там был только кружок народного танца, а мне хотелось заниматься классическим. Потом узнала, что в ДК «Юность» (ныне театр «Галёрка» – Ред.) есть хореографический кружок, и отправилась туда. В балетную студию принимали детей не старше 7 лет, а мне было уже 14. Поэтому, оценив мои данные, меня приняли в хореографический коллектив, который студией не являлся, где педагогом также была Таисия Рэй. Туда же затем переходили некоторые девочки после студии.

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Таисия Рэй и её воспитанницы. Фото: Из архива Елены Флягиной

– А в вашем детстве был театр?

Конечно! Нас водили и со школой, и самостоятельно в театр музыкальной комедии. Жаль, что Омск утратил это здание. Там были отличные интерьеры и акустика. Бывали мы и в Театре юного зрителя, который находился тогда на улице Партизанской. – А как получилось, что балерина Рэй стала вести студию для детей во Дворце культуры? – Таисию Владимировну специально для этого пригласили, благодаря ей студия держала определённый уровень. Русская школа классического балета считается одной из лучших в мире, и во многом это заслуга академии Вагановой, где она училась. Нашему коллективу было присвоено звание народного, а это показатель качества подготовки.

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

«Лебединое озеро». Фото: АиФ/ Александра Горбунова

– Кто танцевал вместе с вами? Продолжил ли кто-то балетную карьеру?

– За тот период времени, который я занималась, многие девочки приходили и уходили. Кого-то я хорошо помню, а кого-то – нет. Так, Валя Бажина занималась в студии у Таисии Владимировны ещё в театре музыкальной комедии, затем она заменила Рэй в детской студии. Вместе со мной занимались Галя Бажина, Таня Пантафлюк, Таня Рунова, Лена Дмитриева, Галя Лепёшина, Наташа Кулишкина, Оля Исаева, Лариса Крайняя, Ира Сафронова, Шура Соколова, а также были мальчики. Оля и Лариса после школы уехали в Челябинск, где поступили на хорео графическое отделение института культуры и окончили его. Из детской студии Тамарочку приняли в Пермское хореографическое училище. Помню двух мальчиков из детской студии. Один из них Володя Деревянко, он стал солистом Большого театра. Володя обладал хорошими данными, был очень музыкальным мальчиком. Потом пере ехал в Европу, работал в ведущих балетных труппах Дрезденского театра, Флорентийского, Ла Скала… Я его увидела уже на канале «Культура».

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Архивные фото из коллекции Анны Калининой. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

Автограф Дворжецкого

– Каким педагогом была Таисия Владимировна? Жёстко разговаривала? Командовала?

– Бывало, она иногда ругалась: «Лень вперёд тебя родилась!» Гоняла нас, хотя понимала, что на театральную сцену могут попасть немногие. Но в балете иначе нельзя. Должна быть строгость и самодисциплина, ведь это большой труд, и не только физический: из себя все жилы надо вытащить, нагрузку выдержать, и чтобы за душой ещё что-то осталось. Я вспоминаю, как в детскую студию не принимали одну девочку, которая, мало того что была толстушкой, не имела совершенно никаких данных. Но она самозабвенно хотела танцевать. И не просто танцевать, её мечта была балет. Она написала письмо Брежневу. В результате Таисия Владимировна махнула рукой – пусть занимается. И она упорно старалась работать. Чем это закончилось, я не знаю.

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Фото из архива Анны Калининой. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

– Что вы исполняли у Таисии Владимировны?

– Сцены из «Лебединого озера», «Половецких плясок», «Алеко», «Русалки», «Тщетной предосторожности», «Вальпур – гиевой ночи». Это классика. Был у нас танец под «Революционный этюд» Шопена. Причём ряд костюмов и пуанты нам заказывали в Москве, эскизы были выполнены профессиональными художниками по костюмам.

– А кто это оплачивал?

– Дворец культуры принадлежал авиационному заводу, сейчас это ПО «Полёт». Занятия тоже были бесплатными, мне сейчас молодёжь не верит, но это так. Педагог такого уровня, как Таисия Рэй, работала с детьми, не было в ней никакой надменности. Даже когда её сын Владислав стал знаменитым, она о нём много не рассказывала. Но каждой девочке подарила по открытке с его фотографией и автографом. Помню, однажды он приходил на репетицию. Высокий, огромные глаза. Мне кажется, он больше похож на маму. Именно глазами.

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Фото со съёмок фильма «Бег» в главной роли Владислав Дворжецкий. из архива Анны Калининой. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

Дорогой подарок

– А почему вы свою жизнь не связали с хореографией?

– Я занималась хореографией всё-таки на любительском уровне. Для того чтобы стать профессионалом, надо в соответствующем возрасте поступить в хореографическое училище, куда принимают после строгого отбора. Я однозначно не прошла бы по своим данным. Да ещё надо иметь крепкое здоровье. А стать хореографом – я не была уверена в своих способностях по этой части. Я просто любила красивую музыку и танцевать.

– Сейчас в театр ходите?

Как сохранить пуанты. Или за что говорят «спасибо» балетной закалке

Статья по теме

Пуанты с затейливым узором. Зачем балетной обуви стразы

– Нечасто. Познакомилась с Еленой Флягиной, супругой нашего солиста балета музыкального театра. В День города встретились, гуляли с родственницей – и увидели вдруг пуанты. Подошли и узнали о проекте Лены, и я ей отдала свои. Хранила очень долго. Думала, не пригодятся уже. Но идея дать балетной обуви вторую жизнь показалась удивительной: на наших глазах создаётся, по сути, новое дизайнерское направление.

– Как бы вы ответили сейчас – зачем нужен балет детям, если они не планируют выступать на сцене и становиться звёздами?

– Мне балетное прошлое помогает выглядеть и чувствовать себя хорошо. Ведь классическая хореография совмещает в себе многое. Например, физическое развитие. Это гибкость, скоординированность. Плюс отличная осанка. Музыкальное сопровождение формирует эстетический вкус. А ещё это упорство, преодоление и терпение боли (стёртых пальцев, мозолей, растяжений), работа до изнеможения в достижении чистого и точного выполнения поставленных целей. На наши «сопли», нытьё, а порой и слёзы («Я больше не могу!») Таисия Владимировна говорила: «Нет слова «не могу», есть слово «не хочу». Я ей очень благодарна за всё.

Оставить
комментарий (0)

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует куки. Вы можете отказаться, если хотите. Принять Читать далее

Политика конфиденциальности и куки