Дело об изнасиловании дознавательницы в Уфе повернулось неожиданным образом

0

Ее отец вошел в региональное правительство

В Уфе закончились судебное следствие одного из самых скандальных дел прошлого года — изнасилования тремя высокопоставленными полицейскими 22‑летней дознавательницы, трудившейся под их началом. Теперь суд заслушает адвокатов и обвинителя, а по окончании прений огласит приговор. На скамье подсудимых в Кировском суде Уфы — экс-глава этого райотдела 53‑летний Эдуард Матвеев, бывший руководитель Кармаскалинского РОВД 52‑летний Салават Галиев и экс-начальник районного отдела миграции 36‑летний Павел Яромчук. Если Фемида признает насильников в погонах виновными, за групповое надругательство им грозит до 20 лет лишения свободы. «МК» решил напомнить обстоятельства этого дела.  

Дело об изнасиловании дознавательницы в Уфе повернулось неожиданным образом

Цена изнасилования

Напомним, по версии следствия, в октябре прошлого года девушка-дознаватель райотдела полиции Уфимского района стала жертвой трех пьяных «ментов»-насильников.

Как рассказывает жертва, агрессивные мужики, выпив лишнего, напали на нее прямо в туалете здания райотдела, принялись удовлетворять свою похоть не только обычным, но и извращенным способом.

Этот случай казался настолько чудовищным, что за несчастную переживала вся страна. Известный продюсер Виктор Дробыш, обнаружив, что жертва мечтала о певческой, а вовсе не правоохранительной карьере, предложил девушке стать новой звездой шоу-бизнеса.

Впрочем, в тот момент она могла с легкостью сделать себе имя и в политике — хрупкая барышня, которую насиловали полицейские начальники, вызвала сочувствие у всех слоев населения. И, по слухам, такие заманчивые предложения — подняться на политический олимп — ей делали различные общественные и политические организации. Башкирские феминистки выходили на уфимские улицы с плакатами: «Сегодня ее, а завтра — нас», а питерский музыкант Сергей Шнуров посвятил дознавательнице стихотворение: «Что за люди? Чисто звери / Раз своих уже…»

Но, похоже, планы по продвижению своей персоны на рынок шоу-бизнеса или какое-то другое общественное поприще потерпевшую не заинтересовали. Она занята в суде неотвратимостью наказания обидчиков и удовлетворением интересов материальных. Потерпевшая намерена взыскать с обидчиков солидарно 100 млн рублей — в такую сумму она оценила нанесенный ей моральный вред. На одном из судебных заседаний, где обвиняемые засыпали ее вопросами, она объявила, что увеличит сумму нанесенного ей нравственного ущерба до 300 млн. Обвиняемые после этого сбавили обороты и прикусили языки. 

Дело об изнасиловании дознавательницы в Уфе повернулось неожиданным образом

Павел Яромчук.

Следственный паровоз

Обвиняемые с самого начала утверждали, что даже если девушка и придумала часть этой пикантной истории, то после возбуждения уголовного дела и предъявления обвинения «этот паровоз уже не остановить». Довести до суда дело, касающееся столь тяжкого преступления, было еще и делом чести для следствия.

И это многое объясняет: суд разбирается со странными обстоятельствами этого изнасилования уже полгода.

Уголовное дело по факту насилия над сотрудницей полиции было возбуждено в рекордные сроки. Первая экспертиза биологических следов была готова только лишь через месяц. она не подтвердила и не опровергла рассказа дознавательницы. После этого было еще две экспертизы. Их проводили в разных регионах страны, но и они не стали железным доказательством предполагаемого насилия: генетических следов подозреваемых на теле потерпевшей не нашли. Экспертные исследования не обнаружили и явных телесных повреждений, и характерных гематом, свидетельствующих о групповом насилии, а синяки, которые продемонстрировала дама следствию, «могли быть получены при падении с лестницы». 

А возможные насильники все это время, вплоть до мая этого года, находились за решеткой.

У публики даже возникла версия, что отправка высокопоставленных полицейских в СИЗО по такому некрасивому поводу — это последствия смены власти в республике. Как раз в октябре прошлого года в Башкирии подал в отставку прежний глава региона Рустэм Хамитов, а временно исполняющим обязанности руководителя республики назначили Радия Хабирова. Г‑н Хабиров весьма жестко принялся наводить порядок, а секс-скандал мог быть местью башкирскому министру внутренних дел Роману Дееву, который поддерживал назначенца Кремля во всех его начинаниях.

Однако, похоже, все оказалось куда проще и прозаичнее.

Дело об изнасиловании дознавательницы в Уфе повернулось неожиданным образом

Салават Галиев.

Узкое место обвинения

Единственное, что известно доподлинно — и обвиняемые от этого факта не отказываются: молодая дама распивала спиртные напитки вместе с начальством прямо в здании Уфимского РОВД на улице Октябрьской Революции. Дама приехала в мужскую компанию из дома, и не одна, а с подружкой, тоже работавшей в РУВД. То есть девушки, собираясь вечером в райотдел полиции, отлично знали, что едут на вечеринку. Конечно вечеринка в кругу сослуживцев и пусть даже и на рабочем месте – не тоже самое, что изнасилование, а также не повод и не причина для сексуального насилия. Но тем, не менее ситуация достаточно пикантная, расслабляющая: ночь, алкоголь, зрелые мужчины, молодые женщины. Здесь, конечно, можно всю вину переложить на самих женщин: не поперлись бы проводить досуг с мужиками, ничего бы не случилось. Но ведь мужики-то – коллеги, сослуживцы, приличные с виду и семейные, подвоха никто не ожидал. Кстати, все полицейские, включая жертву насилия и ее приятельницу, были уволены из органов внутренних дел по отрицательным основаниям — за пьянку на рабочем месте. 

Обвиняемые утверждают, что еще до наступления ночи разъехались по своим делам, — и это вроде как подтверждают камеры видеонаблюдения. А изнасилованная дама уверяет, что ночью все трое высокопоставленных коллег в течение долгого времени издевались над ней в местном туалете. При этом потерпевшая не смогла объяснить, почему ее приятельница, также участвовавшая в вечеринке, в это время уже давно спала дома.

Кстати, это несоответствие — уход домой начальства, зафиксированный камерами, и оргия с ними же в туалете — озадачило и следователей. Но тогда потерпевшая заявила, что была сильно пьяна и могла перепутать время. Не ответила она на этот вопрос и в суде. Насчет места совершения преступления и вовсе вышел анекдот. Во время судебного следствия осмотрели туалет, где кипели сексуальные страсти, и выяснилось, что в двухметровом помещении с трудом помещается один человек. А не то чтобы совершать эротические этюды с такими зрелыми и корпулентными мужчинами, как обвиняемые. Хотя и в этих объяснениях не все так однозначно. Естественно, что не одномоментно и сразу втроем они сотворяли гнусное дело, а, вероятно, каждый с своим «подходом».

И для суда и следствия важно установить, действительно ли было групповое «на троих» изнасилование и обстоятельства дела свидетельствуют об их соучастии в преступлении, и что каждый из этих соучастников был осведомлен о действиях друг друга, и что они были объединены стремлением к достижению преступного результата в результате общих усилий, например, направленных на подавление воли пострадавшей и ее возможности  к сопротивлению. 

Дело об изнасиловании дознавательницы в Уфе повернулось неожиданным образом

Эдуард Матвеев.

Критика после секса

Все обвиняемые благочинно приходят на слушания с супругами — жены защищают свои “половинки”, уверяя, что их мужья стали жертвой оговора. Да и сами полицейские своей вины не признают.

— Мы попросили потерпевшую рассказать своими словами, что произошло в райотделе в тот злополучный вечер, — объяснял адвокат Рустам Ибрагимов. — Но когда девушка начала вспоминать события, ей даже стало плохо.

А ее адвокат Ирина Валеева заверила, что подзащитная испытывает «неимоверные страдания из-за постоянных моральных унижений», через которые ей приходится проходить во время допросов в суде.

На суде были допрошены более 20 свидетелей, в том числе и сослуживцы жертвы. По их словам, наутро после гулянки девушка вновь пришла на работу. Но никому из тех, с кем она общалась, она не рассказывала о случившемся накануне.

— Кировский суд допросил семь коллег потерпевшей, в том числе начальника отдела дознания, где она работала, — рассказал адвокат одного из обвиняемых, Аслям Халиков. — Они пояснили суду, что девушка на следующий день после предполагаемого изнасилования пришла на работу и даже давала указания о приводе участников уголовного дела, которое вела. Свидетели сообщили, что не заметили у своей коллеги никаких психологических и физических признаков изнасилования.

По словам г‑на Халикова, коллеги рассказали, что дознавательница на утренней оперативке сообщила о служебных планах.

Кстати, все участники судебного дела дали подписку о неразглашении, а адвокаты обвиняемых, ранее охотно дававшие комментарии, теперь закрыли рот на замок. Это и понятно ведь речь идет об изнасиловании.

Кто сделал карьеру на скандале?

Интересно, что дело башкирской дознавательницы повлияло на нескольких участников драмы. Следователь, который вел дело об изнасиловании, получил заманчивое предложение по работе и уехал в другой регион.

— Это обычная ротация кадров, — рассказали нам в правоохранительных органах. — Следователя пригласили в другой регион на хорошую должность с сокращенной выслугой лет и последующей хорошей пенсией, поэтому он завершил все дела и уехал.

Вторым в этом списке стал заместитель председателя Кировского районного суда Уфы Равиль Идиатуллин, начинавший слушать скандальное дело. Г‑н Идиатуллин получил пост председателя Демского суда столицы Башкирии. Это кресло освободилось еще в прошлом году, когда возглавлявший районный суд Фаим Рамазанов подал в отставку.

Многие считают, что оба назначения напрямую связаны с расследованием дела об изнасиловании, так как и судья, и следователь «проявили лучшие качества, которые требуются при их должностях, — напористость и независимость».

И еще об одном назначении — месте вице-премьера, курирующего безопасность в региональном правительстве, занял полковник Ирек Сагитов — отец жертвы. Ранее г‑н Сагитов, в прошлом командир башкирского ОМОНа — честный и прямолинейный служака, не раз побывавший в «горячих точках», трудился на высокопоставленной должности в Росгвардии. Для чего понадобилось менять кресло, сулившее генеральские погоны, на должность в республиканском правительстве, для общественности осталось загадкой.  

Это назначение прокомментировал глава Башкирии Радий Хабиров:

«Как у вас, журналистов, мозг интересно устроен, — сказал он. — Я вообще об этом не думал и далек от этой истории. Полковник Сагитов — боевой офицер, который прошел службу и неоднократно участвовал в боевых операциях. Его уважают в правоохранительной среде, поэтому я принял такое решение».

Ранее пост в республиканском правительстве, который получил Ирек Сагитов, занимал легендарный генерал Артур Ахметханов. Артур Фарвазович скончался в мае этого года, но, по словам г‑на Хабирова, покойный генерал назначение бы одобрил, потому что неплохо знал Ирека Сагитова.

Впрочем, Ахметханов «неплохо знал» и обвиняемого в тяжком преступлении Эдуарда Матвеева. Досужие сплетники и вовсе поговаривают, что просьба «спасти полицейских от уголовного преследования» исходила от генерала. А последняя воля умирающего, как известно, не обсуждается.

«МК в Башкортостане».

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует куки. Вы можете отказаться, если хотите. Принять Читать далее

Политика конфиденциальности и куки