Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

0

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

На этой неделе в Омске собрались архитекторы и урбанисты, которые гуляют по городу и делятся рабочими схемами, рассуждая о том, как оживить бывшие промышленные объекты и культурное наследие, ну и заодно сделать их прибыльными.

Вокруг шикарного кирпичного здания возле метромоста, известного многим как пивзавод "Волочаевский", непривычно много людей, да ещё и с камерами. Кто-то из сторонних наблюдателей тоже решил включиться в процесс, ходил вокруг, рассматривал выпадающие кирпичи из кладки, пустующий проём окна, крышу, поросшую молодыми кустарниками.

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

 

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

А дело в том, что объект стал предметом исследования программы "Городские практики", которая с 2020 года колесит по России, показывает и учит, как делать города лучше. Тема омского интенсива – промышленное и культурное наследие, его интеграция в городскую жизнь.

– У нас много зданий, которые очень хорошие, знаменитые, но уже не особо функциональны. Не хочется, чтобы они пошли под снос, – рассказала "Омск Здесь" участница программы, 19-летняя студентка Екатерина Королёва родом из Барнаула, не смущающаяся при скучном термине "культурное наследие". – При этом нам [новому поколению] не хватает пространств, чтобы собраться, пообщаться, отдохнуть. А также, чтобы можно было узнать историю этого места, здания, чтобы не просто так посидеть. Торговые центры уже очень надоели. Мы ищем другие места. Скверы [в тёплую погоду], а зимой спортивные клубы, где устраивают катки, коворкинги, кофейни.

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

 

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

"Волочаевский" подходит для "экспериментов" как нельзя лучше. Он был построен как типовые винные склады в самом начале 20 века, пережил времена разной степени довольства и стал ярким представителем кирпичного стиля в архитектуре, но не примером его сохранения. Очередное предписание на контроле прокуратуры. История непростая. Кроме завода участникам интенсива, среди которых и гости Омска, и его жители, показали бывшую обувную фабрику "Луч" на Интернациональной, контору Эльворти на Тарской, табачную фабрику Серебрякова на Декабристов. Последняя, кстати, наоборот, получила свежую итерацию. Все они объекты культурного наследия. 

– Экскурсия посвящена старинным промышленным предприятиям, заводам, и, конечно, их истории знают не все. Даже судя по тому, что здесь присутствуют экскурсоводы Омска, которые сами проводят экскурсии. Для меня это показатель, что для них ряд фактов тоже будет интересен. В рамках "Городских практик" мы будем обсуждать эти важные для нашего города здания, имеющие историческую, культурную ценность в современном пространстве. Мы как раз прочитали новости о том, что владельцу здания фабрики "Луч" сделали "внушение" заняться объектом (решение на днях вынес арбитражный суд по иску минкульта, – прим. ред.). Очень хотелось бы, чтобы наши здания получили вторую жизнь, – добавил общественник, замглавы организации "Новый город" Евгений Нифанов. 

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

 

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

Обувная фабрика "Луч" и контора акционерного общества сельскохозяйственных машин "Р. и Т.Эльворти". Обе начала 20 века. Первую обязали привести в порядок. Одна из стен второй, скрытая баннером, рискует лишиться охраны. 

Это проблема не только Омска, а любого города любой страны. Ржавый пояс Москвы. Серый пояс Петербурга. Это территории исторически сложившихся промышленных зон и объектов недвижимости, которые сегодня не востребованы и составляют прослойку между условно ухоженным центром и застраивающимися окраинами спальными районами.

КАК ИХ ОЖИВИТЬ?

Об этом шла речь уже в рамках дискуссионной программы. Сама встреча прошла в отреставрированном помещении товарищества Тверской мануфактуры, здании начала 20 века на улице Либкнехта, приспособленном под бистро, в интерьере которого сохранился промышленный стиль. Это уже один из вариантов адаптации под современное использование. Какие есть ещё?

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

 

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

Ремонт и приспособление под бистро части помещений товарищества Тверской мануфактуры

Креативные пространства и тусовки

То, что можно сделать относительно быстро, дёшево и даже качественно, – это галереи и пространства для креативных индустрий, рассказала реставратор, консультант и главный архитектор проектов приспособления объектов культурного наследия Анна Руденко.

В качестве примеров, более релевантных Омску, она назвала музей стрит-арта из завода слоистых пластиков в Петербурге, где не пришлось сильно заморачиваться над оформлением – всё сделали граффити, и там же – креативное пространство в бывшем здании фильтроозонной станции начала 20 века. А в соседнем Выборге несанкционированно начали снос промпомещений, но его остановили и разработали проект восстановления построек и приспособления под театр.

Есть менее типичный вариант. Псковская ТЭЦ на реке Великой появится в паспортах на странице с пропиской: промышленный комплекс стал жилым. Но это, конечно, история не для всех – элитное жильё, клуб собственников, закрытая территория. В случае если объект представляет общественную ценность, большая часть горожан будет лишена возможности оценить его глубину.

– Работа с наследием – это всегда выбор, где поставить запятую в тезисе "сохранить нельзя приспособить". Говоря о промышленном наследии, запятая – проблема не архитекторов, они могут разгуляться, а решают девелоперы и администрации, которые принимают решения, – высказалась архитектор-реставратор Анна Руденко.

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

Офисы в стиле лофт

Другой вариант – использовать под офисы. Зачем строить безликие торговые и прочие центры, если в ткань городской экономической жизни можно вплести существующие объекты?

Здесь есть реальный омский пример – агрегатный завод на Герцена сразу за трамвайными путями. Завод был основан датским предпринимателем Сереном Рандрупом в 1904 году, постепенно деревянные корпуса менялись на каменные. Сегодня в здании с башней, которую можно встретить на фотокарточках, разместилось несколько компаний, а в отремонтированном два года назад четвёртом корпусе – технологический центр "Райффайзенбанка". О работах над ним рассказала главный архитектор проектов развития бывшей территории завода, главный архитектор "Форпроекта" Екатерина Гордок.

– К счастью, это не объект культурного наследия, чему мы очень рады, – отметила она, имея в виду то, что подобный статус налагает больше обязательств, условий и расходов: все специфичные работы и экспертизы на порядок дороже.

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

Девелопером выступил "Технопарк-Омск". Оказалось удобно, что территория находится в одних руках, чтобы создать единый поэтапный план её развития, отметила специалист. Новая функция подбиралась исходя из внутреннего устройства пространства, вариантов было много: торговля, офисы, образование, выставки, спорт, развлечения. Как видно, остановились на офисном наполнении. Реконструкции предпочли капремонт, то есть не стали менять конструктив объекта. Многие зря отождествляют эти формы работ.

С экстерьером поработали душевно: сохранили стиль, кирпичную кладку, металлические балки. Остекловку старались приблизить к исторической. В хорошем смысле сэкономили на подсветке – выбрали не архитектурную, а настроили промышленную. В интерьере атмосфера промышленного пространства немного потерялась и стала более современной.

Правда, спикер не упомянула, что территория в широкую общественную жизнь не особо включилась. Судя по всему, такой цели и не стояло, так тоже бывает. В этой части многое зависит от собственников. По итогу вокруг обновлённых корпусов расположились большие парковочные площади (архитектор признала, что с ними получился перебор, они нередко пустуют), но зон, кроме транзитных, доступных для окружающих, не наблюдается. Хотя сам объект, безусловно, выглядит живым и хорошо себя чувствующим. В отличие от многих других, бездумно порезанных межофисными перегородками и зашитых в пластиковые стеновые панели.

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

Романтизация заброшек

Есть история обратная – так плохо, что даже хорошо. В Екатеринбурге разом активировали несколько загородных заброшек. Как? Создали единый маршрут для их любителей. Особенно выигрышно получилось на фоне труднодоступного по текущим временам зарубежного туризма.

Суть проста. Во-первых, заброшенные объекты всегда притягивают туристов. Во-вторых, они притягивают именно в том виде, в каком они дошли до нас, – руинированном. Надо просто выбрать объекты и объединить их в маршрут. Как все понимают, недостатка в заброшках обычно нет. У уральцев получилось 120 километров, 27 объектов, 5 вариантов маршрута. Каждые 15-20 мин новая точка на пути – заброшенные церкви, заброшенные заводы, заброшенные сёла. Вайб.

– Для наших властей это точка стыда. Но это не плохо, это про то, как сделать что-то другое. Да, маршрут строится на руинах, но мы начинаем их популяризировать, туда тянутся люди, а затем и бизнес. Сначала кустарный, потом крупный. К тому же можно добавлять активности, фестивали, – поделился руководитель архитектурного бюро FISH, основатель инициативного проекта Ural ruin Артур Ларионов.

То есть можно очень долго проектировать, искать инвесторов, но непонятно, сколько это будет длиться и получится ли эффект. С другой стороны, есть архитектура и объекты, которые стоят без дела. Плюс, отметил спикер, это практически ноль вложений. Потенциал именно в возможности сохранения руин, как бы странно ни звучало. Вспомните римский Колизей.

– Руины – сами по себе уже хороший аттрактор (привлекающий объект, – прим. ред.). Если объект сильно разрушен – водим туристов снаружи. Если позволяет – показываем изнутри. Чем дольше думать, что делать с такими объектами, тем хуже им становится. Давайте учиться работать с тем, что есть, – подчеркнул спикер.

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

 

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

Руины Петропавловского винокуренного завода в Муромцевском районе Омской области, которые ежегодно притягивают туристов, и заброшенная стройка возле метромоста в Омске, ставшая "галереей" граффити

НО ЕСТЬ НЮАНС

Подобные проекты не реализуются только на основе классной идеи. Кое-где придётся и потратиться, кое-где – влезть в дебри законодательства. Почему один спикер обрадовался отсутствию статуса культурного наследия у здания? Да, он защитит объект от сноса (по закону, по крайней мере). Но при работе с ним непременно возникают вопросы предмета охраны (то, что нельзя менять, – от отделки до планировки), согласования работ, прохождения экспертиз.

Потенциальных инвесторов это отпугивает, к сожалению. Многие, приобретая объект, вообще не представляют, что вместе с ним появятся и некоторые обязательства. Ну а кто-то просто рассчитывает игнорировать их годами. Такие тоже есть среди омских пользователей памятников архитектуры.

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

 

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

Роскошной получилась улица Либкнехта, богатая на здания промышленных контор. Другие (вроде завода Козицкого) ждут своего часа. 

Вопросы могут возникнуть и у объекта без охранного статуса, когда у него несколько собственников или когда вкус девелопера, мягко говоря, далёк от принципов современного градоустройства, а единственная цель – больше прибыли. Что тогда остаётся? В первом случае договариваться, начинать работы частями (имея в голове общую концепцию). Во втором – убеждать, показывать, как можно сделать хорошо и какую выгоду – имиджевую, материальную – в итоге это принесёт.

– Это всегда очень долгие деньги. Обычно как собственник думает: "У меня целая котельная, я хочу сейчас же. Я поселю популярный супермаркет на первом этаже, и у меня будет миллион". Ну окей, а дальше что? <…>. Есть такая штука, как железная рука рынка, и с ней особо не поспоришь. Когда она начинает падать на тебя, ты сразу вдруг всё умеешь. Вроде нормально всё было, а оказалось, можно по-другому и все готовы уже так делать. Люди начали понимать, как это может работать. Когда своим умом приходишь к тому, что можно потратить 2 млн, а заработать 20 млн, сразу начинается "Давайте сделаем", – рассказал куратор по запуску в регионах объектов "Флакон" Андрей Макодзеба.

Флаконовский "Дизайн-завод" на территории бывшего хрустального завода в Москве стоял у истоков ревитализации промзон. Территория не отличалась особой архитектурной привлекательностью, но перестала быть серым пятном на карте. Чтобы другим было попроще, компания выпустила руководство по созданию креативного кластера. Нечто подобное мы по итогу увидим в окончании "Городских практик" для омского пивзавода на Волочаевской.

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

 

Тру стори: как старый завод или заброшка могут вызвать вау-эффект

 Эскиз, разработанный омским архитектором, и текущее положение дел

Ранее "Омск Здесь" более детально поговорил с экспертами программы и узнал, как должен выглядеть город, который не хочется покинуть, и где провинциальным территориям искать новые возможности, а также о том, почему в современном мире культурный и "социальный код" – это лишь романтическое словосочетание. 

Как ещё классно можно делать, какие есть проекты и готовые реализации разного сорта общественных пространств, реновации зданий и инфраструктурных объектов, мы показывали здесь и здесь. А где найти крутые граффити, кто и зачем их создал, рассказываем в проекте об уличном искусстве. 

Фото: Илья Петров, скриншот специального репортажа телеканала "Продвижение" в Омске о локальном туризме "Главное – не проехать", скриншот "Яндекс. Панорамы"

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.