Коллаж – шарики

Орис Брут: «Про милых дам, телефон и… ложку дегтя»

0 1

Недавно на Экологическом совете при губернаторе Омской области я вполне обоснованно сказал спасибо экологической прокуратуре региона, областному министерству природных ресурсов и Росприроднадзору за положительные кейсы нашей совместной работы. Но, немного подумав, решил, что стоит добавить в общую благость некоторую ложку дегтя, просто потому, что нельзя оставлять такие моменты без внимания.

Началась эта история в конце июня нынешнего года. Мы тогда с активистами группы «Дыши!» выезжали в Северо-Западный промышленный узел Омска, и в числе прочих объектов побывали на ило-шламонакопителях «Водоканала». Там и обнаружили кучи, причем достаточно много, некого сыпучего вещества. Было понятно, что на этой территории регулярно разгружались самосвалы с… чем-то.

Мы тогда решили, что это вещество — продукт сгорания «осадка», проще говоря, зола с «говносжигательной» установки «Водоканала». Сразу же собрали образцы этого вещества, и я увез их в лабораторию ЦЛАТИ. Отдал их в тот же день, но дальше была эпопея с тем, чтобы правильно, через договор, заплатить лаборатории деньги — только в этом случае результаты анализов имели какую-то юридическую силу. В июле я получил результаты анализов из ЦЛАТИ. На их основе я сделал видеоролик о том, что на территории города Омска хранятся отходы 4 класса опасности, что запрещено законом.

После этого произошли два события.

Сначала случился пресс-тур на «Водоканал», во время которого хозяева рассказывали гостям, что сера, которую на их территории нашел Росприроднадзор, — это не их сера. Заодно достаточно откровенно понаезжали и на Росприроднадзор, и на минэкологии области. Во время этого пресс-тура мы побывали и на тех самых ило-шламонакопителях, и на мой прямой вопрос по поводу куч неизвестного вещества 4 класса опасности мне ответили, что, дескать, да, это — отходы «Водоканала», но не с «говносжигательной» установки, а с пескоуловителя.

И заодно сознались в том, что — да — это их земля, и на этой земле эти отходы «Водоканал» именно захоранивает, а не временно складирует.

Проходит еще какое-то время. 19 августа мы с «дышистами» встречались с заместителем руководителя Сибирского межрегионального управления Росприроднадзора Ириной Бовиной и и. о. заместителя руководителя управления (г. Омск) Ольгой Гаврильченко. Эти милые дамы сказали, что, дескать, к сожалению, у них не было ни моего телефона, ни возможности его найти, а теперь есть, и прям сейчас, прям завтра мне позвонят, и мы вместе поедем на территорию «Водоканала» перепроверять мою информацию месячной давности.

О`кей!

После 19 августа случается 20-е, на Омск сваливается Алексей Навальный с «медицинским визитом». Пока его у нас лечат, калечат, стирают ему трусы и так далее, вся эта история забывается, и вспоминаю я про обещания сотрудниц Росприроднадзора уже в сентябре. Начинаю звонить — сначала Ольге Гаврильченко, потом Ирине Бовиной.

Ольга Гаврильченко говорит, что сотрудники Росприроднадзора сами съездили, сами все проверили и пришли к выводу, что там все хорошо и все чисто. Причем даже не удосужились поинтересоваться у меня, где конкретно я обнаружил те кучи неизвестного вещества.

А там все-таки площадь — 6 га, найти эти конкретные кучи не так-то и просто.

Объясняю милой даме: «Я делал расследование, у меня есть данные из вашей же лаборатории. Если вы мне в глаза пообещали, что вместе со мной поедете отбирать пробы, чтобы я указал вам конкретное место, где я брал образцы для анализа, то свои обещания нужно выполнять».

И намекаю, что все происходящее очень похоже на попытку сокрытия нарушений в «Водоканале».

В ответ сотрудники Росприроднадзора начинают тянуть время. То коронавирус и изоляция, то кто-то у них болеет, и только к ноябрю я вынуждаю их поехать на очередную проверку. Дату проверки мне сообщают за сутки до ее проведения. Мы с сотрудниками Росприроднадзора едем на те самые ило-шламонакопители, нас встречают представители «Водоканала»…

И мы видим, что на том участке, где были целые бурты неизвестного вещества, совсем недавно прошелся бульдозер и провел планировочные работы.

Орис Брут: «Про милых дам, телефон и… ложку дегтя»

    

И на этой ровненькой площадке лежат две кучи чего-то вроде земли или песка.

Орис Брут: «Про милых дам, телефон и… ложку дегтя»

Орис Брут: «Про милых дам, телефон и… ложку дегтя»

Я сразу все понимаю, но сотрудники Росприроднадзора с гордым видом берут из этих куч образцы для анализа.

Орис Брут: «Про милых дам, телефон и… ложку дегтя»

Орис Брут: «Про милых дам, телефон и… ложку дегтя»

Делают их еще две или три недели. В итоге мне показывают результаты лабораторных исследований, которые проводились совершенно не по тем методикам, как делали в ЦЛАТИ для меня…

Вся эта история у меня вызвала недоумение по поводу того, как по-разному реагируют надзорные органы на информацию о состоянии дел на «Водоканале». С одной стороны, есть вполне достоверные результаты исследований, которые делались в их же лаборатории ЦЛАТИ. Есть видеоролик, в котором показаны все этапы отбора проб, есть вся информация. Повторите наши с «дышистами» действия! Какие проблемы? Но не затягивайте вы на пять месяцев с момента моего расследования! Сделайте все корректно и сразу!

Возможно, тогда у нас будет больше поводов гордиться работой Росприроднадзора и говорить, что благодаря надзорным органам наш город стал чище.

А в целом — конечно, да — в целом я им благодарен за ту работу, которую они делают.

Но иногда есть вопросы.

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.