Коллаж – шарики

Писательница Анна Ведерникова: “Мужчины не сочувствуют Маргарите и Карениной”

0 8

Писательница Анна Ведерникова: "Мужчины не сочувствуют Маргарите и Карениной"

Автор литературного проекта "Омск Здесь" рассказала, почему её произведение рассчитано на женскую аудиторию и как коллеги по работе относятся к увлечению маркетолога литературой.
 

Анна Ведерникова
 •  писательница

– Расскажите пожалуйста подробнее про ваш роман "Внебрачные игры", отрывок из которого вы представили в проекте #встречисавтором. Как родилась идея произведения? В аннотации к нему вы написали: "Возможно, принесёт тебе не только удовольствие от чтения, но и убережёт от некоторых глупостей. Потому что интернет – это не просто помойка, на которой каждый найдёт то, что захочет. На этой помойке водятся весьма опасные крысы…". Почему решили написать о тёмной стороне всемирной паутины?

Писательница Анна Ведерникова: "Мужчины не сочувствуют Маргарите и Карениной"

– Роман "Внебрачные игры" был написан в период 2006-2011 годов на основе событий, происходивших с очень близкими мне людьми. Он о том, как безобидные интернет-знакомства могут привести к таким последствиям, от которых ни нормально работать, ни любить, ни жить дальше не захочется. И это, увы, не какой-то уникальный случай, а готовая технология, в которую может засосать без всякого предупреждения. Какой я вижу аудиторию этой книги? Женской, конечно, женской. Мужчина не будет сочувствовать героине, как не сочувствует он булгаковской Маргарите или Анне Карениной.

У Януша Вишневского есть очень известный роман "Одиночество в сети". Для меня он – о том, почему замужняя женщина вдруг выходит в виртуальное пространство за новыми знакомствами и почему далее она переносит эти отношения в реальные. Речь об одиночестве, а не о распущенности, хотя последняя, увы, в социуме тоже зашкаливает. Но у Вишневского нет и намека на то, что может случиться потом. Как чьи-то невидимые руки продевают свои ниточки и начинают их дергать. "Да брось ты, что за глупости, кому это нужно?! " – спрашивали меня разные люди, которым я пыталась рассказать об этом не в художественной, а, скажем так, в феноменологической форме. Нужно, увы. Монетизация и укрепление власти, кому-то это всегда было и будет нужно.

Но моя цель не рассказать об этом миру, нет. Я не документалист, я художник. Я хочу показать, как ломается человек и что может помочь ему удержаться, меня больше интересует психология пылинки в истории. Роман должен закончиться трагически. Это в тренде русской прозы и в логике повествования. Но это не в тренде издательств. К тому же всегда жалко пугать читателя. Потому я оставила трагедию за кадром. Как гибель Штирлица у Лиозновой.

– А вы предлагали роман издательствам?

– Будучи полной амбициями и уверенности в себе, я разослала рукописи в полном соответствии с требованиями крупнейших издательств (АСТ, "Эксмо" и прочих) и я надеялась хотя бы на отрицательный ответ. Наивный чукотский автор, я даже не до всех смогла дозвониться, чтобы спросить, дошла ли рукопись. В издательствах система простроена так, чтобы оградить их от потока наивных чукотских авторов. На западе есть литературные агенты, у нас они в 2011 году были единичные, в столицах и за приличные деньги, как дорогие адвокаты. И есть огромная индустрия монетизации активности нашего пишущего брата. Называется она издать рукопись за свои деньги. И хорошо поэтам, у них всë компактно. А издать роман за собственные 80-100 тысяч? По мне – так очень глупая покупка. "Подумаешь!" – подумала я и отказалась от попыток напечатать роман. В конце концов, в современном мире всë решает интернет. Я создала сайт, опубликовала роман там, разослала ссылки друзьям, они (кому понравилось) – своим друзьям, и я вижу десятки скачиваний и прочтений, и довольна. Однажды мне через сайт приходит письмо: "Неужели всё это действительно правда? Мне тоже приходят такие письма… "

– Вы участвовали в литературных семинарах. Насколько они полезны молодым авторам?

– Литературные семинары – отличная обратная связь! Очень полезны, если автор хочет этой обратной связи. Мне очень жаль, что их проводят в основном для стартующих авторов, но понятно, что на всех желающих просто ресурсов не хватит. Всё-таки хочется, чтобы бета-ридерами были профессионалы, и побольше. Мой бета-ридер – Юрий Петрович Виськин, писатель, член Союза писателей России, живущий в Омске.

Что же до молодых, а точнее, стартующих авторов, ими занимаются у нас активно, и это очень здорово. Я сама посещала литературную мастерскую Татьяны Георгиевны Четвериковой, там каждая встреча была миниатюрным семинаром. Далее было совещание при Союзе писателей России, которое раз в два года собирает начинающих авторов. Участвовала в межрегиональных семинарах в Томске, в Нижнем Тагиле. Очень полезные мероприятия, в других городах кроме обратной связи появляется уникальная атмосфера, ощущение, что ты не один в своём соку варишься, что в других регионах бурлит литературная жизнь (позавидуешь!) издаются книги, выходят журналы. После Томска я опубликовалась в кемеровском журнале "После 12", что позволило мне далее получить литературную премию им. Ф. М. Достоевского. Так что польза бесспорная, даже прагматическая.

– Вы работаете маркетологом. Знают ли ваши коллеги об увлечении литературой? Как реагируют?

– Некоторые знают, я иногда свои книги коллегам дарю, тем, кому доверяю. Странно, мне кажется, выглядит тëтенька с работы, которая всем свои книжки дарит. Это как вязать носки и дарить всем на работе. Некоторые коллеги спрашивают, почему я не брошу коммерцию и не займусь литературной работой. Ведь если ты настоящий писатель, то это рано или поздно начнет приносить доход. Ну нет, коллеги. У меня большая семья, двое детей и собака, и они все хотят есть.

Как-то поздравляли коллегу, я в шуточной лотерее кроме прочего разыграла свои книги, тогда ещё самиздат. С любопытством и опаской ждала реакции. Посмеются? Проигнорируют? Реакция пришла нескоро, но забавно. При моей попытке увильнуть от написания какого-то подробного отчёта начальница устало, но доброжелательно посмотрела мне в глаза и сказала: "Вы у нас Чехов, вот и пишите".

– Ваша цитата: "Любовь к литературной деятельности проникает в мою профессию, а бизнес становится важной темой и фоном жизни моих героев, – бизнес и его влияние на семейные ценности и отношения". Можете подробнее развить эту мысль?

– В книгах многих хороших авторов, описана… как бы это необидно сказать… околобогемная жизнь. Герои – писатели (что логично), артисты, художники, либо люди, попадающие в творческую среду. В то время как сотрудники офисов, магазинов, малого и крупного бизнеса то ли недостаточно романтичны для писателей, то ли просто не очень понятны. Ну какие страсти, в самом деле, могут кипеть в жизни девушки, заполняющей таможенные декларации или набирающей промоутеров для дегустации пельменей в супермаркете. Но поверьте, и там полно производственных анекдотов. Мне это интересно, об этом я пишу. И о том, что делать деньги – нелёгкий труд. Но даже этот труд может быть творческим и интересным (вопреки убеждению миллениалов). В моей прозе много живых деталей из жизни коммерческих компаний, читатели узнают их и разделяют со мной комичность, жестокость или гуманность этих ситуаций.

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.