Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

0 0

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Егор и Михаил Минины. © /

Светлана Казанцева

/ АиФ

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Благодаря мастерам из семьи Мининых в музеях Омска есть прекрасные резные иконы, которые все желающие могут не только увидеть, но и прикоснуться к ним.

Авторы проекта «Прикосновенный образ 6/12» — Егор и Михаил Минины, продолжатели династии художников. Их дед, Георгий Минин, кандидат педагогических наук – один из основателей художественно-графического факультета омского педагогического института. Его сыновья тоже имеют самое непосредственное отношение к худграфу. Младший из них, отец Егора и Михаила Павел Минин – доцент кафедры дизайна, монументального и декоративного искусств современного худграфа. Воспитываясь в такой среде, братья не могли не впитать в себя любовь к творчеству. Они рассказали корреспонденту «АиФ в Омске», как из физика стать лириком, могут ли иконы быть из пластика, и какой подарок семья Мининых сделала президенту России.

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

В омских музеях проходят выставки резных икон. Фото: Из личного архива/ Егор Минин

Иконы для всех

Светлана Казанцева, АиФ в Омске: Егор, кому и когда пришла идея отливать копии картин и выставлять их в музеях, чтобы незрячие люди могли тактильно изучать произведения искусства?

Егор Минин (Е. М.): Эта идея появилась у нашего отца давно. Резьба по дереву – основной вид его творческой деятельности, он постоянно выставляется не только в Омске, но и в других городах России, общается с ценителями храмового и светского искусства. В 2015 году в Государственной Думе состоялась выставка «Сибирь – край мира» (Мир в значении «без войны». – Ред.), организатором которой был омский депутат Олег Смолин, имеющий ограниченные возможности по зрению. На открытии выставки он сказал, что изобразительное искусство важно и нужно всем, но в силу обстоятельств он не может воспринять его в полной мере, поэтому отец предложил Олегу Николаевичу прикоснуться к резным иконам. Тогда папа ещё не знал, что есть такой термин – тактильная экскурсия… Олег Смолин, прикоснувшись к иконам, сказал, что он наконец-то смог себе представить, что такое православный образ. Резной рельеф стал мостом между миром незрячих и изобразительным искусством. С тех пор на наших выставках начали появляться тактильные объекты. Благодаря Фонду президентских грантов у нас появилась возможность сделать полноценный проект, посвящённый тактильному восприятию, и изготовить серию образов, которые полностью рассчитаны на незрячего зрителя. Хочу отметить, что «Прикосновенный образ» вошёл в топ-100 лучших проектов Фонда президентских грантов.

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Новость по теме

Незрячие омичи получат возможность прикоснуться к иконе

Михаил Минин (М. М.): Получилось общее дело для всей семьи: отец и я вырезаем иконы, как скульптор я также занимаюсь их отливкой, Егор – куратор проекта, искусствовед и экскурсовод, а мама помогала отцу в работе над графическими эскизами.

– Как шёл отбор ликов святых? На иконах изображены только сибирские святые?

М. М.: Да, это было одно из условий проекта. На каждой иконе по двое святых. Изначально хотели делать 13 икон: 12 святых по одному и образ Абалакской Богородицы. Но потом поняли, что такой объём за год не осилить, поэтому пришлось ограничиться семью иконами.

Е. М.: Мы обзвонили все епархии Сибирского федерального округа и узнали, кто в регионах наиболее почитаем. У нас сложился список из 40 имён прославленных сибирских святых, и из них отобрали качественно разные образы по гендерному признаку, историческим эпохам, социальному статусу, чтобы максимально представить художественный язык русской православной иконы. К примеру, у нас есть образ, на котором иркутские святые изображены на фоне Байкала. Думаю, это будет интересно не только жителям Иркутской области, но и других регионов Сибири. Ведь озеро Байкал – одно из чудес России и мира.

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Михаил Минин отливает копии икон из прочного пластика. Фото: АиФ/ Светлана Казанцева

– В какие регионы отправятся копии резных икон?

М. М.: Сейчас в работе шесть комплектов икон. В мае 2020 года они отправятся в Омск, Новосибирск, Томск, Барнаул, Красноярск, Кемерово. Надеемся, проект будет продолжен, и новые комплекты икон уедут и в оставшиеся сибирские регионы.

Досье

Михаил МИНИН.
Родился в Омске в 1989 году. Окончил Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина при Российской академии художеств. Скульптор, резчик по дереву, педагог дополнительного образования, мастер лаборатории «Историческая реконструкция изделий из дерева» в Центре военно-исторической реконструкции «Служилые люди Сибири». Член Союза художников России.
– Изготовление икон – дело непростое. Традиционно основой иконы является дерево. Почему вдруг был выбран пластик?

М. М.: Когда отец вырезал иконы, мы сразу делали формы, чтобы потом можно было тиражировать – отливать пластиковые копии для тактильной выставки. Для отливки используем чёрный пластик. Он выглядит как гудрон. Это очень качественный материал, в отличие от белого пластика не поменяет со временем цвет. Что касается запаса прочности, то пластик очень крепкий, как говорится, вандалостойкий, его хватит на несколько лет активного использования.

Е. М.: Неправильно думать, что пластик обесценивает икону. Пластик – современный материал, использующийся в производстве и икон, и детских игрушек, и космической техники.

Такие разные, но вместе

– Михаил, вы не только резчик по дереву, но и скульптор…

М. М.: Да, я три курса отучился на худграфе ОмГПУ, потом поступил в Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина при Российской академии художеств и окончил его. Жил семь лет в Питере, принимал участие в реставрации нескольких культурных объектов в этом городе: два рельефа на башне со шпилем Адмиралтейства, каждый по 20 с лишним метров в длину и высотой около двух метров, и портик  бывшего дома литераторов на Невском проспекте.

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Статья по теме

Сани, нож, два топора. Как выглядели покорители Сибири

– Как скульптор принимаете участие в выставках?

М. М.: Обязательно. Мои работы постоянно бывают на выставках Союза художников по всей России.

– С какими материалами, кроме дерева, предпочитаете работать?

М. М.: Я классический скульптор (Улыбается). Работаю с глиной, гипсом, какие-то работы отливаю в бронзе.

– Центром военно-исторической реконструкции «Служилые люди Сибири» руководит Василий Минин…

Е. М.: Это наш с Михаилом двоюродный брат (Улыбается). Он старший среди нас, наш наставник, советчик и помощник.

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Статья по теме

Территория сильных людей. Сибиряками не рождаются, а становятся

– Принимаете участие в исторических реконструкциях?

М. М.: Егор нет, а я уже много лет занимаюсь исторической реконструкцией, также являюсь преподавателем Центра. Сейчас мы с ребятами занимаемся воссозданием пороховничек, какими пользовались служилые люди 400 лет назад. Они делаются в виде рожка из дерева, обшитого кожей. Наши пращуры придумали целую систему, благодаря которой пороха отмерялось ровно на один заряд, отсекатель не позволял высыпаться больше, а также не пропускал воду.

– Михаил, историческая реконструкция – ваше хобби?

М. М.: Не могу провести чёткую грань между работой и хобби. Это счастье, что я занимаюсь любимым делом.

– Егор, вы искусствовед…

Е. М.: Да, кандидат искусствоведения, в 2019 году защитил диссертацию по омской иконе в диссовете Института имени Репина в Петербурге.

Досье

Егор МИНИН.
Родился в Омске в 1987 году. Окончил ОмГТУ, аспирантуру Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина при Российской академии художеств, имеет учёную степень кандидата искусствоведения. Член Союза художников России. Является автором книги «Омская икона рубежа XX-XXI веков». Куратор проекта «Прикосновенный образ».
– Любовь к дереву у Мининых – это семейное. Егор, а вы занимаетесь резьбой?

Е. М.: Очень редко. Я вовремя понял, что каждый должен заниматься своим делом. Отец и брат – художники, творцы, а мне по душе вести лекции, общаться с людьми.

– Откуда возник интерес к православной иконе?

Е. М.: Всё началось с отца. Он часто говорит, что любой художник через своё творчество ищет путь к Богу. И в этом смысле икона благодатный вид искусства: художник обращается к святым и через них получает ответ на сокровенные вопросы. Многие приходят к иконе, пытаются создавать, возвращаются к прежним видам творчества – у каждого свой путь. Отцу многое пришлось испытать, чтобы достичь того, что он имеет сейчас. Вспомните, что в ХХ веке иконопись находилась в забвении. В 90-х годах с иконой пришлось знакомиться заново, причём далеко не все были готовы к резным образам. Постепенно непонимание ушло, резной образ занял место не только в частных домах, но и в церквях, создаются целые иконостасы. Так, отец сделал иконостас с резными иконами для одного из храмов Алтайского центра звонарного мастерства в Барнауле.

Прикосновенный образ. Омские мастера Минины создают резные иконы

Егор Минин является автором книги об омской иконе ХХ – начала XXI века. Фото: Из личного архива/ Егор Минин

– Какую икону ваша семья подарила Владимиру Путину?

Е. М.: Это была творческая смена форума «Таврида» в 2017 году. Мы привезли туда несколько резных икон из тех, которые сделаны не на заказ, а по велению души. Одна из них – образ Архистратига Михаила на коне. Это распространённая в Сибири иконография архангела, появившаяся после прихода на эту землю Ермака. Мы подарили от Омска президенту Путину этот образ как символ Сибири.

– Егор, вы как многие из вашей семьи, окончили омский педуниверситет?

Е. М.: Нет, политех (Улыбается). Я по первому образованию инженер-технолог полиграфического производства.

«История знает множество случаев, когда технари увлекались гуманитарными науками и даже имели учёные степени в этой сфере».

– Каково было переквалифицироваться из физиков в лирики?

Е. М.: Как оказалось, это очень полезный опыт. История знает множество случаев, когда технари увлекались гуманитарными науками и даже имели успех в этой сфере. Один из ярких примеров — Борис Раушенбах, советский инженер-конструктор ракетных и космических двигателей. Будучи доктором технических наук, профессором, преподавателем вуза, серьёзно изучал богословие и теорию перспективы в изобразительном искусстве. Я не помню случаев перехода из лириков в физики.

– Вы написали книгу по православной иконе…

Е. М.: Да, по омской иконе рубежа ХХ–XXI веков и местных мастерах, которые занимаются иконописью. Она легла в основу моей диссертации.

– Можно сказать, что в современном Омске сложилась своя школа иконописи?

Е. М.: Школ, где обучают азам иконописи, по России много, в том числе и в Омске, но говорить о том, что в нашем городе сложилась своя школа как стиль, ещё рано. Об этом, возможно, заговорят лет через 40, когда произойдет смена поколений и у учеников нынешних мастеров появятся свои ученики, а они, в свою очередь, станут мастерами. С другой стороны, этот вид искусства не должен быть массовым, чтобы избежать профанации.

Оставить
комментарий (0)

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует куки. Вы можете отказаться, если хотите. ПринятьЧитать далее

Политика конфиденциальности и куки