Прокурор по делу Полежаевой: «Обвиняемая использовала инвалидов как живые щиты»

0 0

Прокурор по делу Полежаевой: «Обвиняемая использовала инвалидов как живые щиты»

Представителем государственного обвинения на процессе была произнесена пламенная речь.

Сегодня в рамках очередного заседания затянувшегося процесса по обвинению экс-снохи губернатора Полежаева, владелицы «Центра реабилитации «Рассвет» Нателы Полежаевой в невыплате заработной платы в общей сложности на 3,7 миллиона рублей, а также злостном неисполнении решений суда, наконец стартовал этап прений. То есть стадия, непосредственно предваряющая вердикт.

После долгого перерыва слово наконец полноценно взял представитель гособвинения на процессе, старший помощник прокурора Советского административного округа Алексей Дрохенберг. Оказалось, что многие представленные Полежаевой и ее соратниками в суде данные, вроде как имеющие оправдательный характер, он интерпретировал несколько иначе

Наконец-то мы добрались до окончания судебного следствия по обвинению Полежаевой в совершении преступления по части второй статьи 135, а именно по частичной невыплате свыше 3 месяцев заработной платы и свыше 2 месяцев в полном объеме, а также по части второй статьи 315 по 9 эпизодам неисполнений решения суда.

Он отметил, что слишком часто на процессе речь заходила о вещах, напрямую не связанных с вопросами невыплаты зарплаты.

Как это ни странно, мы детально ознакомились с деятельностью Центра реабилитации «Рассвет», в том числе с точкой зрения людей с ограниченными возможностями здоровья. В данном случае эти люди фактически были использованы обвиняемой в качестве живого щита. «Как мы можем судить благодетеля», — видимо такова позиция защиты, приглашавшей в зал суда пациентов ЦРР, которые, конечно, остались довольны обслуживанием. Лично у меня возникает вопрос, как к этому относиться.

По мнению гособвинителя, Полежаева допустила, что одна категория людей ставилась в противовес другой — сотрудникам здравницы, которым тоже «надо чем-то кормить свою семью».

Нельзя быть благодетелем за чужой счет! — подытожил Дрохенберг.

Несколько поиронизировал сотрудник прокуратуры САО и над пристрастием адвоката Полежаевой делать акцент на букве закона, в том числе конституционном праве тех же самых инвалидов. В конституции, напомнил в своей речи Дрохенберг, фигурирует право на достойный, без каких-либо признаков дискриминации, труд. Почему эти нормы должны попираться соблюдением других — такой вопрос повис в воздухе.

Указал он и на доводы эксперта, подтвердившего у части потерпевших факты полной или частичной невыплаты. Этому не помешало даже то, что в суде их разнесли фактически в пух и прах, указав на наличие других данных.

Указал он и на спорный вопрос о трудовых отношениях: львиная доля потерпевших предъявила договоры возмездного оказания услуг, которые формально не являются трудовыми. В таком случае и претензий по фигурирующим в деле статьям эти люди предъявить не могут. Впрочем, железным аргументом позиции обвинения в этом вопросе стали предыдущие решения суда, по которым суммы положено было взыскать. Частично это уже происходило. Кроме того, в самой бухгалтерской отчетности расходы на оплату труда этих сотрудников значились как выплата зарплаты.

Наконец, увидел гособвинитель в жалобах Полежаевой на то, как ей приходилось буквально выбивать деньги для продолжения деятельности ЦРР, указание на то, что даже не будучи формальным руководителем, она по большому счету всегда вкладывалась в том числе в свою будущность.

Также признать Полежаеву виновной Дрохенберг попросил и на том основании, что 6,5 миллионов в критическое время были оплачены за других юрлиц, во главе которых стоит обвиняемая, в частности, «Сибриэлтинвест». Напомним, долг по зарплате достигал при этом 4 миллионов. Нашел он в показаниях Полежаевой и указание на корыстные мотивы: поддержание «боеспособности» предприятий должно было убедить окружающих в том, что ей должно быть присвоено звание хорошего управленца. Таким образом, поддержание имиджа «мыльного пузыря» под именем «Центр реабилитации «Рассвет», по его мнению, вроде как ставилось экс-снохе губернатора Полежаева в заслугу.

Создание ею на месте разрушенной поликлиники «Нефтезавода» другого медучреждения фактически было за счет работников, их зарплаты, — ловко отвечал сотрудник прокуратуры Полежаевой ее же монетой.

Вместе с тем, он подчеркнул, что деловая хватка не должна была изменить владелице медучреждения.

Имея штатную численность, Полежаева понимала, что заработную плату ей придется и дальше платить, если продолжится работа предприятия. Она должна была планировать свою коммерческую деятельность, речь ведь идет о деятельности общества с ограниченной ответственностью.

Дал он свою характеристику и пристрастию обвиняемой к личному транспорту с водителем, которое сохранилось за нею до сих пор. В ход, как говорится, пошли любые средства.

Что же касается статьи о несвоевременной реакции на решения судов по контрагентам «Рассвета», то тут, по мнению старшего помощника прокурора, все очевидно. В частности, результаты экспертизы, которую по сути надо бы переделывать. Но у него на это один ответ — «Нецелесообразно!» Что же касается потребности в новых исследованиях, то их надо еще обосновать.

В итоге, обвинение просит в этом деле следующего:

Признать виновной. Учесть положительные характеристики. Смягчающих и отягчающих обстоятельств по этому делу мы не усматриваем. Предлагаю назначить наказание по части 2 статьи 145 УК РФ штраф в размере 300 тысяч рублей. По каждому из 9 эпизодов по части 2 статьи 315 назначить наказание в виде штрафа в 100 тысяч рублей по каждому. Путем частичного сложения наказаний приговорить к штрафу в 400 тысяч рублей.

На этой ноте стороны разошлись, чтобы через пару дней ознакомиться с конечной позицией стороны защиты.

Евгений Куприенко

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует куки. Вы можете отказаться, если хотите. Принять Читать далее

Политика конфиденциальности и куки