Сауны Омска

Дарья Шульгина: “Помоги себе и потом сможешь помогать людям справляться с этой проблемой”

0 7

Сауна Партизан в Омске

Дарья Шульгина: "Помоги себе и потом сможешь помогать людям справляться с этой проблемой"

Психолог с ДЦП рассказала, как научилась жить со своими физическими особенностями, преодолела страхи и комплексы, а теперь помогает людям с ограниченными возможностями здоровья принять себя, поверить в собственные силы и добиваться желаемого в жизни.

Дарье Шульгиной всего 24 года, но она уже успела сделать очень многое, причём не только для себя. Она открытый, светлый, тёплый человек. И очень сильный: всю жизнь Дарья справляется с серьёзным заболеванием и при этом выбрала для себя профессию, которая буквально спасает людей, в том числе с таким же диагнозом, как у неё. А ещё Дарья пишет добрые стихи, рассказы, сказки и часто побеждает в литературных конкурсах. Девушка рассказала нам о том, почему решила стать психологом, как преодолевает страх публичных выступлений, для кого пишет и что для неё значат свобода и независимость.

– Даша, расскажите, какое у вас самое яркое воспоминание детства?

– Я бы выделила три воспоминания: первое – это то, как я ездила на лечение в Москву в реабилитационный центр. Я бы сказала, что это своего рода серия воспоминаний, потому что ездила я туда на протяжении 15 лет, с 3 до 17. Я лечилась несколько раз в год, и за 15 лет эти поездки стали традицией. Мне там было хорошо. Я не воспринимала Центр как больницу, да там в общем-то было всё для того, чтобы детям было комфортно, назвать это место лечебным учреждением язык не поворачивался. Позже мы перешли на лечение раз в год, ездили осенью, а теперь, когда я уже 7 лет не бывала там, с наступлением осени на меня находят ностальгические воспоминания. Даже запах этого времени года, природная картинка переносят меня в то счастливое время, вспоминаются врачи, друзья, с которыми мы лежали вместе на протяжении долгого времени, и вообще появляется чемоданное настроение. Жаль только, что ехать теперь некуда. Но сейчас это уже иная, приятная грусть.

Второе и третье яркие воспоминания тесно связаны между собой – это рождение моих младших брата и сестры с разницей в три года. Это то, что кардинально изменило мою жизнь: я стала более самостоятельной, на меня очень сильно повлияла роль старшей сестры, я поняла, что теперь есть тот, кто слабее меня, кто нуждается в помощи, в том числе и в моей помощи, моя помощь нужна маме, поэтому это меня сделало сильнее и в физическом, и в моральном плане.

Дарья Шульгина: "Помоги себе и потом сможешь помогать людям справляться с этой проблемой"

– Вы ощущали себя особенным ребёнком?

– "Особенным" ребёнком в плане диагноза я себя никогда не ощущала. За это спасибо родителям, которые не опекали меня, помогали только в том, что я, действительно, не могла делать, а когда я просто хотела попросить о помощи, чтобы облегчить себе жизнь, они мне отказывали, добивались, чтобы я сделала это сама, и я делала это полдня, но зато самостоятельно. Я никогда не страдала от ограничений, связанных со своим заболеванием, хотя мама рассказывает, что лет в пять, когда у меня что-то не получалось сделать, я ложилась на пол и начинала биться головой. В тот момент, наверное, мне было плохо от того, что я что-то не могу, но в более сознательном возрасте я не ощущала себя особенной, всё делала наравне со всеми, но по мере своих возможностей.

– Почему, когда вы выросли, вы выбрали профессию психолога?

Дарья Шульгина: "Помоги себе и потом сможешь помогать людям справляться с этой проблемой"

Выбор профессии был очень сложным. Мне хотелось не просто получить диплом, но и работать по специальности в будущем. В моём случае нужно было, чтобы мои желания совпали с моими физическими возможностями. Вообще меня всегда интересовала медицина, но я понимала, что путь туда мне закрыт, там нужны руки, а у меня гиперкинезы (непроизвольные телесные движения, "вздрагивания" – прим. ред.). Психология показалась мне той сферой, где я смогу себя реализовать с учётом всех своих физических особенностей, кроме того, мне это просто интересно. Я всегда была уверена, что смогу работать только в сфере "человек-человек", несмотря на то, что с 1 класса работала на компьютере (потому что не могла писать) и в целом неплохо его знала, но информатика, работа со знаковыми системами меня никогда не привлекали. То, что психология – это моё, я поняла сразу, с 1 курса бакалавриата. Я люблю людей, люблю детей, и вообще психология, на мой взгляд, настолько многогранна, что в ней можно быть и сценаристом, и актёром, и режиссёром. И теперь, будучи практикующим психологом, я в этом убеждаюсь буквально каждый день. Я очень рада, что выбрала именно эту профессию!

– Вы сразу решили, что будете заниматься именно людьми с ОВЗ?

– Да. То, что я буду работать с людьми с ОВЗ, поняла сразу. После окончания школы я подала документы на два направления: на "Специальную психологию и педагогику" и на "Дефектологию". И там, и там деятельность, связанная с детьми, с людьми с инвалидностью. А как иначе, если у меня всё детство перед глазами были именно такие специалисты? Ещё учась в старших классах, я стала думать, кем стать. Помню, когда я находилась на реабилитации в Москве, мама меня спросила, работа каких специалистов меня привлекает. Может быть, этот её вопрос бессознательно меня подтолкнул, может быть, общий "фон" детства, а, может, сошлись оба фактора.

– Расскажите про центр, в котором вы работаете. С какими людьми?

– Я работаю в оздоровительно-восстановительном центре "Мир здоровья" в основном с детьми и подростками с ОВЗ, но наш Центр принимает и взрослых людей с инвалидностью, и здоровых клиентов без особенностей развития. Логопеды-дефектологи, массажисты, инструкторы АФК, ну и психологи, одна из которых – я, работают в нашем учреждении. Для детей с ОВЗ реабилитация бесплатна, осуществляется по программе Комплексного центра социального обслуживания населения.

– Вы занимаетесь и с детьми, и со взрослыми. Что зависит от возраста клиента?

Дарья Шульгина: "Помоги себе и потом сможешь помогать людям справляться с этой проблемой"

Именно то, что я работаю и с детьми, и со взрослыми, делает мою профессию ещё более привлекательной для меня, однообразия здесь не будет никогда! С детьми провожу коррекционно-развивающие занятия, направленные на развитие и коррекцию тех сфер, которые отстают у ребёнка вследствие его заболевания. Кроме того, дети с ОВЗ – это в первую очередь дети, у которых, помимо проблем, связанных с дефектом, есть ещё проблемы личностного плана, у них имеются всё те же возрастные особенности, возрастные кризисы, что и у их здоровых сверстников, пережить которые помогает педагог-психолог.

Работа со взрослыми проводится в форме консультаций. Это иной формат. Проводятся беседы, тренинги, ты выступаешь в роли терапевта, врачевателя души (тут-то моя любовь к медицине и проявляется), только я лечу не физически, а словом, пониманием.

– А чем отличается работа со здоровыми людьми от работы с людьми с ОВЗ?

– Как я уже говорила, развитие человека с ОВЗ подчиняется тем же закономерностям, что и развитие здорового человека. Вернее, это говорила не я, а Лев Семёнович Выготский (советский психолог, известный своими работами о психологическом развитии детей, умер в 1934 году – прим. ред.), а я прислушиваюсь к этому и применяю в работе. Главное отличие, пожалуй, в том, что для того, чтобы чему-то научить здорового ребёнка можно ему это показать один-два раза, а то и не надо показывать – сам у кого-нибудь увидит и научится. Чтобы этому же самому научить ребёнка с ОВЗ, могут понадобиться месяцы, а то и годы. И результаты своей работы можно увидеть не сразу, хотя это спорный вопрос: смотря какого результата ты ждёшь. Я убедилась на собственном опыте: даже если работаешь с ребёнком с очень сложной формой заболевания, всё равно заметна положительная динамика, главное, уметь всё это подмечать. Пример из практики: ребёнок с очень тяжёлой формой ДЦП, с интеллектуальными нарушениями, самостоятельно не сидит, не разговаривает, смотрит в потолок, пока я его руками что-то делаю на столе. И тут на одном из занятий этот ребёнок переводит свой взгляд с потолка и фокусирует его на столе, на руках, на мне – это ли не результат? Как этому можно не радоваться? В этом и отличие, и "секрет успеха" работы с такими детками: уметь подмечать самые незначительные победы, то, на что никогда бы не обратил внимания, работая с нормотипичным ребёнком, потому что для него это в порядке вещей. Вот как-то так!

– Давайте поговорим о творчестве. Вы пишете сказки и стихи, что это для вас значит, что даёт?

Дарья Шульгина: "Помоги себе и потом сможешь помогать людям справляться с этой проблемой"

– Сначала сочинения были моим хобби, причём увлеклась я этим в начальной школе, а, может быть, ещё до школы. Я очень рано научилась читать, когда написала первое "произведение", не припомню, но это занятие увлекло меня глубоко и надолго и увлекает до сих пор. Это мой способ самовыражения, возможность прожить со своими героями много событий. Что мной двигало в начале творческого пути, не могу сказать, помню только, что любила писать про детей, про какие-то семейные передряги, про школу. Позже, уже учась в вузе, я подумала, что было бы неплохо начать писать психологические сказки, помогающие проработать реальные проблемы. У меня младшие брат с сестрой, и первые психологические сказки были написаны именно для них. Я целенаправленно создавала сказку, которая поможет проработать конкретную имеющуюся в нашей семье проблему. Потом я поняла, что у людей есть и другие проблемы, и почему бы мне не писать сказки для более широкой аудитории. Хотя у меня есть и рассказы, причём один из свеженьких я написала за один вечер, как будто кто-то диктовал (смеётся). Просто села и написала про собаку-поводыря. Откуда пришла мне такая тема, при чём тут собака-поводырь, не знаю, но раз пришла, да ещё и так активно, я перенесла её на лист. Не люблю хвастаться, но именно это произведение перед Новым годом отправляли на конкурс, и оно заняло 1 место в номинации "Проза". Со стихами в последнее время тоже очень интересно получается, рифма может прийти ни с того ни с сего, например, когда я уже легла спать. Зачем она мне в тот момент, не знаю, но раз пришла, я встаю и записываю, до утра боюсь забыть. Когда это длилось несколько ночей подряд, мне стало смешно. Видимо, такие они – творческие люди. Года два назад у меня появилась потребность делиться своим творчеством, а не просто писать "в стол". Подруга подсказала: "Создай странички на сайтах "Стихи.ру" и "Проза.ру". Моей первой реакцией было: "Ты чего? Ты в своём уме?" (смеётся). Но потом я подумала: а почему бы и нет? И создала эти странички. Я не веду учёт своих читателей, просто периодически выкладываю свои работы и получаю от этого колоссальное удовольствие. Творчество для меня – это самовыражение, я так отдыхаю, возвращаюсь в ресурсное состояние, а это очень важно, в том числе и для моей профессии.

– У вас есть группа в ВК, которая называется "Равновесие". Трудно ли выносить свои мысли в публичное поле?

– Кстати, жизнь "Равновесия" началась именно со сказки, это произошло в конце декабря 2021 года. Это психологическое сообщество, я создала его именно как психолог, потому что на тот момент у меня уже был диплом о высшем образовании, и мне очень хотелось побыстрее использовать его по назначению. Пока искала работу, решила создать это сообщество и начать продвигать себя в онлайн-формате. Там я пишу о том, что, на мой взгляд, является актуальным. Это не творческая группа, моя цель там – психологическая деятельность, привлечение клиентов; творческие работы, которые я иногда там выкладываю, служат дополнением. А ещё иногда через творчество я раскрываю какие-то психологические темы. Например, показываю, как можно самореализоваться, если ты по состоянию здоровья не имеешь возможности получить профессию и работать (большая часть тех, кто состоит в группе, люди с ОВЗ). Мне важно не чтобы меня читали и ставили "лайки"; мне важно, чтобы то, что я говорю, было ценно людям. Не ориентируюсь на количество просмотров, на количество подписчиков. В этом плане я, как сама говорю, "из прошлого века": не люблю слова "лайки", "подписчики", а особенно меня напрягает, когда меня называют блогером! Не люблю новомодных слов. Насчёт того, трудно ли выносить свои мысли на публику – нет, не трудно. Мне нравится писать, я с 1 класса очень люблю русский язык, поэтому излагать свои мысли – это для меня, пожалуй, ещё один способ релаксации, отдыха, самовыражения.

– Насчёт публичного поля: вы рассказывали в вашей группе о том, что у вас был страх публичных выступлений. Как вы его преодолели?

– Да, страх публики у меня действительно был, и, надо сказать, сильно мне мешал. Одно из моих любимых выражений: "Подобное лечится подобным". Я понимала, что, отказавшись от участия в мероприятиях, я не решу свою проблему, да и отказаться не было возможности. Первое время мне даже тяжело давались ответы на обычных семинарах в моём любимом университете перед моими любимыми преподавателями. Этой ли публики нужно стесняться? А я стеснялась, молчала, чувствовала себя потом неловко за своё молчание, и так по кругу. Но в какой-то момент я поняла, что выход только один, – пересилить себя, открыть рот и начать говорить. Ведь всё гениальное просто. Очень много мне в этом плане дала учебная практика на 4 курсе, защита диплома, к которой я готовилась больше морально, чем как бы то ни было ещё: чтобы просто выйти и рассказать понятным языком про ту работу, которую я провела и провела с большим интересом. Диплом защитила хорошо и думала, что попрощалась со страхом публики, но нет, он вернулся и продолжил мне мешать в магистратуре. Я даже помню тот семинар, после которого я побежала к психологу. Да-да, психолог побежал к психологу. Потому что я поняла, что не могу называть себя этим специалистом, боясь общаться с людьми. И самое интересное: психолог мне сказала, что мне просто нужен опыт общения, то есть, принцип "подобное лечится подобным" подтвердился. С тех пор я даже к простым семинарам стала готовиться психологически: настрой, проговаривание аффирмаций – это всё моё! Помню, как в рамках учебной дисциплины мы должны были провести лекцию. Конечно, я понимала, что это должна быть "понятная" лекция (я про речь). Я подготовилась, и когда стояла за кафедрой (а провела я там 1,5 часа), вдруг поняла: "А мне это нравится!". Я очень редко себя хвалю, но тогда я призналась сама себе, что у меня получилось, неидеально, конечно, но получилось. Позже я устроилась на работу, у меня появился ежедневный опыт общения, дети, родители, коллеги. Мне просто стало проще коммуницировать, это вошло в привычку. Закрепила я эти умения прошлой осенью, когда выступила на юбилее родного университета. А там аудитория была куда больше, чем группа студентов! Помню, как, ожидая своего выхода за кулисами, подумала: "Для чего я согласилась?". Вследствие моего диагноза при сильном волнении нарушается речь, и в сам момент с этим ничего не поделаешь, и именно этого я боялась больше всего. Но можно этого не допустить! И, настраиваясь перед самым выходом, я сказала себе: "Спокойно, Даша! Помоги себе и потом сможешь помогать людям справляться с этой проблемой!". Удивительно, но после этого ко мне на работе пришёл ребёнок со схожей проблемой! Как бы я смогла ему помочь, не пройди сама этот путь? Поэтому всё происходит не зря.

Дарья Шульгина: "Помоги себе и потом сможешь помогать людям справляться с этой проблемой"

– Насколько для вас важны изменения, преобразование себя?

– Мы живём, пока изменяемся и преображаемся. Если сравнить, какой я была в детстве и какая я сейчас, получится две разные Даши. Это не только возрастные изменения, но и физические, и личностные. Но, несмотря на это, я ещё многого не умею, многое в себе хочу изменить, выйти на новый уровень развития, поэтому работа продолжается.

– Считаете ли вы, что Вселенная откликается на наши запросы?

– Безусловно! Уверена, что Вселенная нас слышит и откликается на наши запросы, главное – правильно их формулировать и верить, что всё произойдёт наилучшим для меня образом.

– В своей группе вы говорите, что счастье – это свобода. А что такое свобода?

– Для меня свобода – это возможность самовыражения, возможность открыто выражать свои эмоции и чувства, при этом ощущая себя комфортно.

– Насколько вам важна самостоятельность?

– Самостоятельность очень важна. На самом деле я не могу назвать себя полностью самостоятельной: вследствие ДЦП я не могу сама передвигаться по городу, меня нужно сопровождать. С выходом на работу меня стало это сильно напрягать, на какое-то время я почувствовала себя беспомощной и даже хотела уволиться, чтобы не доставлять семье неудобства, связанные с моим переездом до работы и обратно. Это был для меня действительно непростой период в моральном плане, я всерьёз думала отказаться от всех своих мечтаний и планов. Но мама до меня донесла: "Для чего ты тогда училась? Чтобы дома сидеть и любоваться своим дипломом?". И ведь она права – я училась именно для того, чтобы работать. После этого я решила, что буду проявлять и расширять свою самостоятельность в другом. Признаюсь, что за последние годы я многому научилась, стараюсь учиться чему-то ещё, и это является для меня ресурсом. А то, что я не могу сама перемещаться по городу, я просто приняла как данность.

– Вопрос к психологу: насколько важны наши эмоции? Есть ли среди них лишние?

– Эмоции – это то, что делает нас людьми. Эмоции нужны любые, даже отрицательные. Каким бы я не была спокойным человеком, я могу разозлиться, и это нормально; какой бы я не была жизнерадостной, я могу загрустить, поплакать, и это тоже нормально. Важно принимать в себе любые эмоции. Просто одни нам нравятся, мы их закрепляем и стремимся испытывать как можно чаще; другие нам не очень нравятся, может быть, даже мешают. От них мы избавляемся (ну или не избавляемся). Выбор всегда остаётся за человеком.

– Что для вас главное в людях?

– Искренность, открытость миру, доброта, человечность. Мы абсолютно не обязаны всех любить, но к каждому нужно относиться по-человечески!

– О чём вы мечтаете?

– Я мечтаю о мирном небе над головой, мире в своей семье, чтобы все были живы, здоровы и счастливы, вокруг царили любовь и добро! Это главное, а на этой основе можно воплотить в жизнь любые свои мечты, даже те, которые, на первый взгляд, кажутся нереальными.

Фото предоставлено героиней публикации

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.