Коллаж – шарики

“Наш мир слишком серьёзный, скучный и взрослый. Хочу это изменить”. Интервью с рыжим бунтарём Мишенькой

0 1

"Наш мир слишком серьёзный, скучный и взрослый. Хочу это изменить". Интервью с рыжим бунтарём Мишенькой

Новый герой проекта #встречисавтором Михаил Романюк рассказал, почему не любит говорить о себе, когда в нём зародился сарказм и в какой исторической эпохе ему было бы комфортно.

Михаил Романюк
 •  прозаик

Михаил называет себя бунтарём, ведь он носит длинные волосы, вузовскому образование предпочитает подкасты и лекции на ютубе и готов обнять всех желающих безвозмездно. А ещё автор признался, что не любит, когда его называют Михаилом.

– Почему тебе не нравится собственное имя и какое ты бы выбрал?

– В целом моё имя меня устраивает, однако форма Михаил, в отличие от Миши, Мишеньки или Мишеля, совершенно не ласкает мой слух. Вообще мне нравятся редкие, архаичные, устаревшие и практически исчезнувшие из обихода имена. Не думаю, что мне бы хотелось быть наречённым Жирошей, Душилой или Добрилой, как некоторые персонажи, упомянутые в берестяных грамотах, но вот Юстинианом Лазаревичем или, скажем, Брунгильдой Энгельбертовной – почему бы и нет.

– Получается, тебя бы устроило и женское имя?

"Наш мир слишком серьёзный, скучный и взрослый. Хочу это изменить". Интервью с рыжим бунтарём Мишенькой

– А чего нет? Прикольно же.

– Как попал в "Городские проекты Варламова и Каца", известных урбанистов-оппозиционеров, и чем там занимаешься? Расскажи вообще о проекте, в чём его миссия?

– Попал, долго прицеливаясь (шучу). Занимаюсь там созданием контента для соцсеточек омского отделения. Нашёл, так сказать, куда применить свою природную тягу к графомании. Жаль только, Кац мне за это не платит. Если говорить о цели "Горпроектов", то тут всё просто – делать города удобными для жизни. По крайней мере так в шапке профиля в инсте написано.

– Почему не платит? Это волонтёрство?

– Мне, как человеку, не владеющему, по сути, никакими иными навыками, кроме письма, хочется получать доход за свои тексты, но, насколько я понимаю, даже главы отделений в городах не получают зарплаты. Не так много денег у организации, чтобы всем платить.

– Кажется, ты учился на истфаке? Есть ли у тебя высшее образование?

– Исторического, как и любого другого профильного образования, у меня нет, ибо я, как человек увлекающийся многим и по чуть-чуть, совершенно не в силах посвятить себя одному делу на протяжении 5 лет и уж тем более – всей жизни. Очень удобно применять свои исторические познания в разговорах, так как о себе не особо хочется рассказывать, а вот, скажем, о правлении Хатшепсут – сколько угодно.

"Наш мир слишком серьёзный, скучный и взрослый. Хочу это изменить". Интервью с рыжим бунтарём Мишенькой

– Почему не хочется рассказывать о себе?

– Слушай, ты сама видела, с каким трудом на записи программы мне давались ответы на вопросы. Везде я чего-то недоговорил. Мысли, а, соответственно, и мой образ в глазах смотрящего получились неполными и незаконченными. Здесь я пытаюсь так или иначе дополнять те ответы, но от чувства неловкости из-за слов, произнесённых мною на устном опросе, полагаю, избавиться будет архисложно. Мне кажется, людям на первом этапе достаточно знать, что перед ними Мишенька, 22 годика. Постепенно, в процессе коммуникации, глядишь, и раскроюсь.

– Можешь назвать себя одиноким человеком?

– Вполне.

– Каким видишь своё будущее?

– Не вижу от слова совсем. Очки, телескоп, микроскоп, лупа – ничего не помогает рассмотреть. Наверное, на автобусе поеду на фримаркет в субботу.

– Ты говоришь, что у тебя неинтересная жизнь. Как бы ты её разнообразил в условиях современности?

– Не знаю. Может, на свидание сходить? Прозрачно намекаю (улыбается).

– Чем ещё занимаешься по жизни?

"Наш мир слишком серьёзный, скучный и взрослый. Хочу это изменить". Интервью с рыжим бунтарём Мишенькой

– При помощи тёплых обнимашек успокаиваю и снижаю уровень волнения и тревожности. Да, снова намёк.

– Ранее ты говорил, что пишешь с 9 лет. О чём были твои первые тексты? Как отнеслись родители к твоему увлечению писательством?

– Сдаётся мне, черепа (пользуясь терминологией главной героини перестроечной картины "Авария – дочь мента") не особо в курсе моих графоманских практик. Сочинял я на многие темы, правда, львиная доля моих ранних текстов – это либо подражательство, либо прямое заимствование у других, выдаваемое за своё. Я подражал Барашу, Задорнову и много кому ещё. По-настоящему собственных текстов, написанных именно мной, без цитирования, до 18-20 лет можно пересчитать по пальцам.

– Почему такие персонажи для подражания? И как относишься к Задорнову, к его гипотезам о происхождении и значении русских слов?

– Какие персонажи росли подле меня на культурном поле, таких и собирал. Задорнов, особенно перестроечных времён, прекрасный сатирик, а что касается его лингвистических и исторических изысканий, то для меня это просто чудесный объект для высмеивания. К слову, последние несколько дней у меня витает в воздухе идейка написать зарисовку о лингвофриках, граммар-наци и прескриптивистах.

– Длинные волосы – это протест, попытка привлечь к себе внимание или внутренняя потребность?

– Подошла очередь никогда никем не задаваемых вопросов на сверхоригинальную тему: "То, без чего меня невозможно представить, а ещё труднее – понять" (искажённая цитата Леонида Парфёнова, – прим. ред.). Во всём виноваты The Beatles, если кратко. Вряд ли длинные волосы символизируют что-либо, кроме напоминания о старой влюблённости в звуки мерсисайдского бита. Но даже без дополнительных смыслов сами по себе длинные волосы – очень классные.

– Ты часто предстаёшь перед публикой не как реальная личность, а, скорее, в образе книжного или исторического героя. Почему? Это побег от реальности?

– Как гласил текст на граффити времён Красного мая 1968 года во Франции: "Мы не хотим жить в мире, где за уверенность в том, что не помрёшь с голоду, платят риском помереть со скуки". Как-то мне довелось побывать на одном урбанистическом мероприятии, где присутствовали старые унылые дяди и тёти, многим из которых ещё не было и 30, а некоторые так и вовсе были или моими ровесниками, или всего на год-два старше. Наш мир слишком серьёзный, скучный, одним словом – взрослый. Я же стараюсь это изменить, являясь пред народом в образе юного неприкаянного бунтаря, романтика и идеалиста, при этом всё же считаю, что образ – это часть меня, но никак не подмена настоящего Мишеньки вымышленным.

"Наш мир слишком серьёзный, скучный и взрослый. Хочу это изменить". Интервью с рыжим бунтарём Мишенькой

– Чем тебя привлекает тема урбанистики? В текстах и по жизни вообще?

– На самом деле её стало слишком много. Хочется, чтобы она была не столь всепроникающей. Не надоест ли это моим читателям, тем немногочисленным святым людям – вот вопрос.

– Почему тебя так задевает тема власти на местах, бюрократического хаоса и неверно организованной городской среды?

– Подобно герою Джеймса Дина из одноимённой фильмы, я бунтарь без причины.

В какой эпохе и в каком месте ты хотел бы жить?

Золотого века в прошлом искать не нужно. В крайнем случае я бы отправился в 60-е на "Вудсток", но в качестве туриста, было бы классно, прикольно, но не дольше двух недель.

– Но ты часто отсылаешь нас к историческим личностям и событиям. Нет ли в этом противоречия?

– Противоречия никакого нет. Проводить исторические параллели с современностью или искать идеал в прошлом, повторюсь, не надо. Я любитель прошлого, особенно, как можно заметить, второй половины 60-х и 80-х, но в то же время я и исследователь, прекрасно осознающий, что в те времена и в другие, гораздо более ранние, было немало проблем, с которыми сейчас мы практически не сталкиваемся. Как бы я ни любил прошлое, мне абсолютно не по душе идея его восстановить, законсервировать и жить в нём. Любое моё упоминание прошлого в ответах – лишь эффектная демонстрация абстрактной образованности, которая, должен заметить, временами производит должное впечатление.

– Как и когда в тебе зародился сарказм?

– Если именно сарказм, то это, пожалуй, тлетворное влияние Александра Невзорова. А так… Честно, очень сложно сказать, когда всё началось и с чего.

– То, что ты пишешь, напоминает мне сатирические сказки Салтыкова-Щедрина. Это случайность?

– Я совершенно не знаком с его творчеством, так что если мой условный город напоминает чем-то Глупов Салтыкова-Щедрина полтора столетия спустя, то это не более чем совпадение.

Фото предоставлено героем публикации

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.