Коллаж – шарики

Осторожно, Лясман или Как загнать в угол заемщика, которого решили обобрать до нитки?

0 0

Осторожно, Лясман или Как загнать в угол заемщика, которого решили обобрать до нитки?

Вы думали, что конкурсное управление — самое страшное, что может случиться с вашим бизнесом? Если управляющая — Аглая Лясман, то вам стоит быть осмотрительным до последнего.

Ранее мы писали, что суд вынес назначил фермеру Майеру штраф в 300 тысяч рублей «за неправомерные действия при банкротстве»:

  • Омскому фермеру Майеру вынесли приговор за махинации в 5 млн рублей при банкротстве

А ведь грозили аж «до 10 лет»! К сожалению, в той статье были несправедливо опущены некоторые детали дела.

Итак, давайте вспомним историю с самого начала. Агрофирма, главным акционером которой являлся фермер Майер, взяла кредит под залог имущества. Сумма кредита сильно меньше стоимости имущества. Но имущество продавалось конкурсным управляющим за сущие копейки и по знакомым. Потому банк все равно в пролете. О этой истории БК55 подробно писал: 

  • Разорить фермера, угробить уникальный бизнес, разбазарить имущество… Браво, г-жа Лясман!

Но почему же нужно быть начеку? А потому, что дело попало к арбитражной управляющей Лясман.

И наша героиня вместо того, что бы, как это положено, заводить «банкротный» счет на юридическое лицо агрофирмы, завела его на… физическое лицо — Майера. Точно такой же счет, как сберкнижка. Искушенный читатель скажет: «Наверно, там была субсидиарная ответственность?» Нет, судебно субсидиарной ответственности не было.

Тогда в чем шутка?

Идем дальше… Сам Майер — человек пенсионного возраста, у которого вот сейчас забирают предприятие ценой около 700 млн рублей, на одном из своих личных счетов обнаруживает деньги и беспрепятственно (!) их снимает. Всего-то 200 000 рублей (не пять миллионов, но про общий ущерб — позже). И в банке его, когда снимал свои 200 тысяч, тоже ни о чем не спросили. А фишка в том, что сняв деньги с собственной «сберкнижки, фермер — уже под уголовной ответственностью! Потому что именно г-жа Лясман, как только дождалась снятия денег, пошла и написала на Майера заявление по статье 158 ч. 4 — «кража».

Вслушайтесь: человек «украл деньги» со своего личного счета в банке. Такое бывает?

Потом был суд, который пришел к верному решению: фермер обязан вернуть то, что взял из конкурсной массы. Плюс — заплатить штраф в 300 тысяч сверху. Но никак не 10 лет тюрьмы.

А теперь зададимся вопросом: зачем вообще Лясман складывала деньги от реализации объектов конкурсной массы юридического лица на счет физического лица — учредителя? Кто это позволил ей сделать? И почему она ушла от отвественности за «подставу», сделанную либо умышленно, либо по причине профнепригодности? 

Мое мнение: это делалось для двух вещей. Для того, что бы иметь рычаг давления на несговорчивых заемщиков, которые точно понимают, за какие копейки распродается их имущество. И еще для того, что бы беспрепятственно выводить конкурсные деньги наличными.

Но об этом — в следующий раз.

Орис Брут

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.