Коллаж – шарики

Когда кино без фальши. Разговор о современной документалистике

0 1


Еженедельник “Аргументы и Факты” № 48. АиФ в Омске № 48 01/12/2021

Когда кино без фальши. Разговор о современной документалистике

В ноябре в регионе прошёл XV фестиваль документального кино «Сибирь». На большом экране омичам представили работы последних лет видных отечественных авторов.

Документальное кино – вид искусства, который, как признаются режиссёры, не для всех. Современный обыватель за документалистику зачастую принимает фильмы-расследования, скандальные хроники.

О том, что есть истинная документалистика, корреспонденту «АиФ в Омске» рассказали омский режиссёр-документалист Юрий Баженов и режиссёр Алексей Головков, представивший на фестивале свой фильм «Северный ветер бывает тёплым».

Наталья Виркунен, «АиФ в Омске»: Расскажите о  фестивале, как он появился, какие работы представлены в этом году.

Когда кино без фальши. Разговор о современной документалистике

Юрий Баженов (Ю. Б.): Это самые яркие, значимые работы в России. И каждый год омичи имеют возможность посмотреть такие фильмы.

Специфика документального кино такова, что многие работы можно увидеть только на фестивалях. Мы показали 58 фильмов, часть в Омске, часть – в районах. Работа построена так, что каждый район посещает режиссёр фильма, который именно там демонстрировали.

Кто смотрит и кто видит

– И как вас там встречают?

Ю. Б.: Удивительно, но принимают везде с пониманием и огромным интересом, не отпускают режиссёров по несколько часов. У меня всегда было чёткое убеждение, что документальные фильмы – утилитарный вид искусства. Но в  Омске несколько другое отношение к фильмам. Любят смотреть научно-популярное кино.

Когда кино без фальши. Разговор о современной документалистике

Алексей Головков (А. Г.): На документальное кино ходят люди, которым это интересно, там нет случайных. И качество документалистики растёт, достигает такого уровня, что порой можно воспринимать фильм как учебник.

Документалистика догоняет игровое кино по массовости зрителя. И создателям такое кино стало приносить больше средств, и для молодёжи   это более перспективное направление, когда творчески можно легко зарабатывать – на тех же стриминговых платформах. Стриминги дают выход на огромную аудиторию.

– В какие сроки можно снять и выпустить качественный фильм, а затем ещё его окупить?

А. Г.: Год-полтора фильм ходит по фестивалям, до этих пор авторы не стремятся сделать его достоянием широкой аудитории. А потом можно выпускать на миллионы зрителей.

Причём зарабатывать можно не только количеством просмотров, но и продажей различных переводов фильма в разные страны, на разные каналы мира. Если идея интересная, а качество исполнения хорошее, возможность заработать растёт. Уверен, документалистику люди будут смотреть всё больше.

Нужен герой и конфликт

– Что должно лежать в основе фильма? В игровом кино – это сюжет.

А. Г.: История и герой. Например, мой последний герой – оленевод. Человек живёт 20 лет в тайге, он отшельник, но мечтает увидеть мир. Налицо конфликт. Он-то и нужен зрителю. Мы же все прекрасно понимаем, что этого никогда не будет, он никогда не уедет, например, в Европу, и не будет там жить. Герой – это половина истории. Если человек интересный, харизматичный, на него хочется смотреть, это уже хорошо. Если у него есть ещё и история, конфликт внутри – ­вообще прекрасно.

Документальное кино переходит такой этап, когда видно, что оно становится чуть ли не игровым по массовости зрителя.

– Принято считать, что документальное кино – серьёзная вещь. А как насчёт сериалов «20 жён такого-то маршала» – это что тогда?

Ю. Б.: Да, документальное кино – вещь серьёзная. Там драматургия, и надо правильно выстроить историю героя. Есть поговорка, что режиссёр – бог. От него многое зависит. А то, что вы назвали – это передачи с говорящими головами в телевизоре.

– Где ищете сюжеты?

Когда кино без фальши. Разговор о современной документалистике

Статья по теме

Кино из жизни. Омский режиссёр Яна Мартынец – о нюансах профессии

Ю. Б.: Где угодно: шёл и увидел необычное в обычном. Жизнь на экране без фальши. И здесь не должно быть шаблонов, одинаковой подачи. Именно в наших кругах можно услышать такую фразу: «Талантливо склеено, но бессмыслица полная». Три кита должно быть – что? зачем? почему?

– Топ фильмов у зрителей какой-то существует?

А. Г.: Достаточно открыть шорт-лист берлинского «Оскара», когда приглашают «Сандэнс», где собраны лучшие фильмы документального кино мира. Отбор один – правда жизни, и не так важно о чём. Это может быть жизнь румынки, которая торгуем мёдом. Или фильм-взросление, научная история.

– Сколько стоит снять один документальный фильм?

А. Г.: По-разному, может несколько миллионов… А иногда достаточно двух месяцев и одной камеры в руках режиссёра.

Ю. Б.: В апреле 2022 года у меня будет сдача фильма «Дела сердечные». Эта работа стоила мне почти целой жизни, я сам бывший пациент. Планируем снимать, как в Омске делают искусственное сердце. Это история операционной, рассказы о пациентах.

А. Г.: Бывают такие фильмы, которые строятся на кадрах из интернета, с камер видео­наблюдения, режиссёр может потратиться разве что на озвучку, музыку – и выходит шедевр. Всё зависит от конкретной истории и режиссёрских находок.

Ю. Б.: Если ориентироваться на Минкульт, средняя цена короткого метра – в пределах 3 млн руб. Казалось бы, приличная сумма, а подходишь к финалу – и денег не хватает.

Когда кино без фальши. Разговор о современной документалистике

Про историю в кадре. Документальное кино, которое может заменить уроки
Подробнее

– Об индустрии вы сказали, что больше стали снимать и больше финансировать документальное кино. Можно сравнить с тем, как это было некоторое время назад?

Ю. Б.: Основные средства всё же выделяются государством. Сколько лет подаём на гранты – всё равно не каждый год получаем, многое зависит от конкретной истории.

– Награждают и отправляют на фестивали одних и тех же?

Ю. Б.: Нет, отсеивают и самых именитых. Может, вы увидите некую зацикленность, но, повторюсь, это зависит от истории – зацепила или нет.

А. Г.: Хорошо, что сейчас не всё упирается в министерство. Достойную историю купят где угодно. Меня отчасти финансирует Русское географическое общество.

– Как научиться снимать документальное кино?

А. Г.: Если вы творческий человек с собственным видением, достаточно будет технической стороны в обучении. Если говорить об образцах, есть фильм компании Netflix «Король тигров». Считаю его учебником документалистики. Пять серий, но с первой минуты туда проваливаешься, и отпускает лишь тогда, когда фильм заканчивается.

Думаю, в это вкладываются колоссальные деньги: снимают всё подряд, а на монтаже оставляют лучшие кадры. Такие фильмы невероятно сложны и могут принести финансовую  отдачу. Работает огромная команда профессионалов. Но это не совсем авторское кино, которое мы снимаем.

Когда кино без фальши. Разговор о современной документалистике

Статья по теме

ФАНК. От генной инженерии до человеческого страха

Ю. Б.: Некоторые преподаватели на курсе документального кино придерживаются принципа «иди и снимай», а там уж у кого что получится. Глаз не обманешь: если есть талант, остальному научишься в процессе.

Есть интересный фильм латышского режиссёра Герца Франка «Старше на 10 минут». Он снят одним планом, без единой склейки. В работе режиссёр запечатлел за эти минуты значительный по содержанию отрезок душевных переживаний ребёнка. Внимание камеры сосредоточено только на лице мальчика, наблюдающего за невидимым зрителю представлением в кукольном театре. За минуты проскочила жизнь – и слёзы, и боль.

– Как понять, что кино «зашло» зрителю? Это кассовые сборы, но какие брать ориентиры?

А. Г.: Окружающий мир всё равно даёт реакцию. Фестивали, просмотры в интернете, призы. Подают заявки тысячи фильмов, а отбирают 20-30. Это и есть признание. В России крайне сложно отследить реакцию зрителя. В Европе режиссёрам идут деньги, я могу судить по размерам вознаграждений. А у нас каналы якобы настолько нищие, что я свои фильмы даже не продаю на телевидение. А зачем мне это нужно: если столько платят, значит, моё творчество просто не уважают.

Всё ближе к зрителю

– Документальное кино пробивает себе дорогу через стриминговые платформы. Но есть ли там зритель, которому оно нужно?

А. Г.: Зрители обязательно пересядут на платформы. Это неизбежный процесс. Единственная оговорка – стриминг сильно зависит от рекламы, которая продвигает фильм. Но мы не блокбастеры снимаем, поэтому вкладываться в мелькание анонсов документального кино везде и всюду не имеет смысла.

Когда кино без фальши. Разговор о современной документалистике

Вся правда жизни в одном кадре. В Омске стартовал кинофестиваль «Сибирь»
Подробнее

– Главный принцип режиссёра документалки?

Ю. Б.: Полюби своего героя, и тогда он полюбит тебя.

А. Г.: Согласен. Не могу снимать того, кто мне не нравится.

– Топ документальных фильмов к просмотру.

А. Г.: Фильм Дмитрия Кабакова «Простое настоящее».

Ю. Б.: «Отец и сыновья», фильм «Тракт» 1956 года.

ДОСЬЕ

Юрий БАЖЕНОВ.
Родился в 1964 г. В 1996 г. окончил режиссёрское отделение Алтайского государственного института искусств (режиссёр-педагог). В 2004-2005 гг. – отделение режиссуры неигрового, документального кино АНО «Интерньюс» (мастерская А. Ханютина, В. Герчикова, Москва). В 2014 г. окончил аспирантуру при кафедре философии и социально-гуманитарных дисциплин ОГИС. Автор 50 документальных работ.

ДОСЬЕ

Алексей ГОЛОВКОВ.
Родился в 1983 г. Продюсер и творческий руководитель студии «ЭОН ФИЛЬМ», финалист питчинга кинопроектов 2018 г. Участник и организатор научных экспедиций, автор научно-популярных публикаций в «National Geographic Россия», победитель медиагрантов Русского географического общества.

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.