Коллаж – шарики

О рэпе как поэзии и поэтическом андеграунде в Омске рассказала организатор “Чемпионата им. Маяковского”

0 1

О рэпе как поэзии и поэтическом андеграунде в Омске рассказала организатор "Чемпионата им. Маяковского"

Омская поэтесса Валерия Васильева говорит, что ждёт от себя прозы. Однако то, что она вкладывает в стихотворение, не сравнимо с вложениями даже в отрывок прозаического текста.

Валерия Васильева
 •  поэтесса

– Выражаясь строкой из своего стихотворения, ты "обрела уже свою колею"?

– Это стихотворение очень старое. Его герой наполнен исключительностью, и по его определению, по его смыслу колеи не может быть. Я считаю, что колея – это что-то из мира воображения, то, как мы представляем свою жизнь. Но на самом деле никакой колеи, как и дорог – нет. Пространство и время – оно очень странное, нет ни вот этого круга, к которому все привыкли. Поэтому я не могу сказать, что обрела свою колею. Я по-прежнему просто точка в пространстве, я нахожусь здесь и сейчас, пространство вокруг меня меняется.

О рэпе как поэзии и поэтическом андеграунде в Омске рассказала организатор "Чемпионата им. Маяковского"

 

О рэпе как поэзии и поэтическом андеграунде в Омске рассказала организатор "Чемпионата им. Маяковского"

– Одна из твоих строк звучит так "..а я живу с Маяковским бок о бок". Почему Владимир Маяковский? Правда, настольная книга или в рифму?

…А я живу с Маяковским бок о бок,
Из города в город переселяясь.
Владимир, вы лучший сосед, ей-богу!
Были б знакомы – вместе б стрелялись.

– Его стихи долго были настольной книгой для меня, потому что оказалось в рифму. В рифму и не в рифму, и так по-настоящему. Они настолько неотделимы. Да, Маяковский в этом стихотворении попал по тексту очень классно. Я не ожидала, что так будет, другого поэта туда нельзя поместить. На самом деле, я в Омске живу на пересечении улиц Декабристов и Маяковского, и так получилось, что я приехала в Питер и жила там на пересечении Жуковского и опять же Маяковского.

– Насколько ты эгоистична?

– Я думаю, что сейчас стало лучше, но, анализируя свои действия в прошлом, я понимаю, что это был максимальный эгоизм, приправленный жертвенностью, святостью, верой в исключительность. На самом деле за этим всем стоит желание сказать – это я. Но иногда ты понимаешь, что такое поведение может приносить кому-то другому боль. Я поняла, что порой ты не главный герой этой пьесы. Это вообще не пьеса, это всё абсолютно иначе.

О рэпе как поэзии и поэтическом андеграунде в Омске рассказала организатор "Чемпионата им. Маяковского"

– Что оставила в своей жизни, о чём скучаешь?

– По-настоящему я оставила мечты о Петербурге, оказалось, что этот город слишком тяжёл для меня. Несмотря на то, что там было достаточно много солнца. Но каждый день всё равно казался серым, очень хмурым. Это были какие-то вечные депрессии, природу которых я не могу объяснить. Наверное то, что годами копилось во мне, когда я впервые по-настоящему осталась одна. Все друзья у меня по большей части в Омске. И это было настолько тяжело морально, что я не смогла с этим справиться, это пережить.

А мой путь домой был очень долгим – Дубаи, потом локдаун. Мне пришлось остаться здесь, и с какой-то точки зрения я смотрю на всё это и думаю: а правильно ли это было? А не сдалась ли я? И вот принять, что я не сдалась Питеру – это прекрасная мечта, которая, на самом деле, такая же тяжёлая, как и любая другая реальная жизнь в любом другом городе. Мне было сложно.

– Между чем тебе пришлось выбирать?

– Огромная часть моей жизни сейчас посвящена работе. Я понимаю, что каждый день я выбираю между тем, чтобы делать дела, делать то, что должно, погружаться в себя, писать те же самые стихи. Я сейчас не работаю над ними, потому что мне очень страшно посмотреть на себя и увидеть, что там внутри где-то глубоко произошло. Всё это выплеснуть, написать – я боюсь это делать.

– Ты училась на журналиста? Почему не пошла по этой стезе?

– Да, я училась на журналиста. Сейчас я коммерческий редактор в ИТ – это работа с текстами, но это не совсем журналистика. Во-первых, это выгоднее, и у меня есть возможность учиться бесконечно много, в том числе практическим навыкам, которых мне не хватило в университете. Во-вторых, за это не сажают.

– Чем сейчас занята? Где работаешь, в каких проектах задействована?

– Я пишу и редактирую тексты про разработку. В свободное время занимаюсь организацией всероссийского "Чемпионата поэзии им. В. В. Маяковского" в Омске. 5 декабря у нас второй отборочный турнир.

– Лейтмотив твоего творчества – тема города? Ты пишешь про Омск?

– Нет, лейтмотив моих стихотворений – это другое. Но про Омск невозможно не писать, потому что это твой город, место твоего бытования, взросления и первых безумных чувств. Как невозможно не писать про Ростов, Архангельск, Тверь, Киев, Стамбул, если ты в них родился. Я родилась в Омске – что имеем…

– Строчка из твоего стихотворения "…за время пути я не ошибся ни в ком". А за время своего пути ты ошибалась в ком-то?

– Поправлю строчку, "…и мне так хочется верить, что за время пути я не ошибся ни в ком". Вот и мне хочется верить.

О рэпе как поэзии и поэтическом андеграунде в Омске рассказала организатор "Чемпионата им. Маяковского"

– Как попала в поэтическое содружество "Говорит поэт"? До сих пор выступаешь с этими ребятами?

– В 2016 году я не могла молчать. Чувствовала, что мне надо высказаться, и "ГП" принял меня на свою сцену. До этого я была один раз на тогдашнем LitTrip-е, но там не цепануло, а "ГП" зашёл куда-то в самое сердце. Там были абсолютно честные, безумно талантливые поэты со стихами, которые были очень похожи на… мой внутренний мир? И я пробыла с ними долго, хотя сейчас я понимаю, что это был всего лишь год! Вот прямо сейчас я осознала, что в 2016-м пришла, а ушла в 2017-м, когда переехала в Петербург учиться в магистратуре на философском. Насколько же насыщенным и продуктивным было это время…

– "Говорит поэт" – это поэтический андеграунд? Насколько он развит в Омске?

– Мне сложно отвечать на вопросы о "ГП", но да, мы позиционируем себя так. Искренне считаю эту поэзию прекрасной, но сейчас у нас не лучшие времена.

– Ты как-то говорила, что считаешь рэп – поэзией. Поэтому и сама пробовала написать рэп?

– Потому что есть Пирокинезис, например. За последние годы я не видела нигде поэзии больше и не видела поэзию сильней, чем у него. Нет, я не пробовала. Потому что мне кажется, я могу ошибаться – под рэп необходим бит, а у меня с этим рассинхрон.

– Я знаю, что ты жила в Петербурге, в Дубае. Но в одном интервью мне ты сказала, что на омской земле пишется лучше? До сих пор так считаешь?

– Да. Петербург истоптан. Мне кажется, что там негде и слову упасть. Дубай – солнечен и спокоен. Смотришь в даль Персидского залива и думаешь: да а зачем мне вообще стихи? Ахах, вспомнила! В один из первых дней в Дубае, когда я пошла смотреть на знаменитый отель-парус "Бурдж Аль Араб", я запостила в сторис строчки из стихотворения Лермонтова на фоне отеля:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом!..

Что ищет он в стране далёкой?

Что кинул он в краю родном?..

Мне кажется, любой талант, живя в Дубае, не написал бы эти строчки. А вот в России, в Омске, можно страдать, болеть и вылечивать себя текстами.

– Почему поэзия, а не проза?

– На самом деле, очень хочу прозу. Мне больше нравится проза, у меня есть прозаические тексты, я читала их на вечерах, и они заходили. И я жду от себя именно прозы. Но вложения в стихотворение и даже в отрывок прозаического текста не сравнимы.

– Тяжело быть настолько откровенной в стихах?

– Легко. Чем легче, тем хуже стихи. Поэтому читателю нужно различать, где откровения, а где игра. Только так он сможет понять, что перед ним: стенания и жалобы или тексты.

Фото из личного архива героини публикации

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.