Коллаж – шарики

«Даже в Америке не видел таких габаритных команд, как «Авангард». Интервью главного новичка чемпионов

0 3

Поговорили с Петером Цеглариком о «Бостоне», чемпионате мира и причинах переезда в КХЛ.

Словацкий нападающий Петер Цегларик — одно из главных открытий чемпионата мира в Латвии. В Риге бывший вингер шведского «Лександа» настрелял 11 очков в 8 матчах, был признан лучшим нападающим турнира, а чуть позже подписал контракт с омским «Авангардом», став прямой заменой ушедшего в «Локомотив» Рида Буше.

В интервью «СЭ» новичок «ястребов» рассказал о четырех сезонах в системе «Бостона», отношениях с главным тренером «Брюинз» Брюсом Кэссиди, своих сильных сторонах и переходе в команду Боба Хартли.


«Даже в Америке не видел таких габаритных команд, как «Авангард». Интервью главного новичка чемпионов

После ЧМ пара клубов НХЛ проявляла интерес

— В интервью словацкой прессе незадолго до переезда в «Лександ» вы говорили, что вами интересовалось несколько клубов НХЛ. В этом году после разрывного ЧМ предложения были?

— Я переезжал в «Лександ» после четырех лет в системе «Бостона» и понимал, что мне нужно двигаться дальше. Я очень многому научился в «Брюинз». Но шведский чемпионат стал для меня новым этапом, несмотря на то что я хорошо его знал. Прекрасно понимал, что если хорошо покажу себя в Швеции, то у меня будет возможность перейти в НХЛ или в КХЛ. После ЧМ пара клубов НХЛ проявляла ко мне интерес, но права на меня еще оставались в «Бостоне». В итоге мы пришли к выводу, что «Авангард» сейчас будет наилучшим выбором.

— «Бостон» до сих пор владеет правами на вас?

— Если не ошибаюсь, то права заканчиваются либо после наступления 27 лет, либо после определенного количества игр в НХЛ. Рынок свободных агентов в Северной Америке открывается в июле, а день рождения у меня 2 августа. Получается, что после этого сезона права на меня еще останутся у «Бостона».

— В интервью клубному сайту вы говорили, что четыре года в системе «Брюинз» пошли вам на пользу. Однако за это время стать твердым игроком основы не получилось. Нет ощущения, что на драфте попали в не самую удачную для молодого игрока систему, где все места в топ-6 были заняты?

— НХЛ – лучшая лига в мире. Пробиться в топ-6 там непросто вне зависимости от команды. Первый год в «Бостоне» для меня сложился успешно, но во втором сезоне меня подкосили травмы. Плюс у «Брюинз» был достаточно глубокий подбор нападающих. Чтобы пробиться в верхние звенья, должно было сложиться воедино множество факторов.

— Что помешало закрепиться в «Бостоне»? Было ощущение, что вы застряли между АХЛ и НХЛ.

— Когда меня вызывали, у меня были хорошие шансы поиграть с отличными игроками. Единственное, что я отчетливо понимал, — мне нужно увеличить свою продуктивность. Когда я играл во втором звене, нужно было показывать результат и набирать очки. Моя статистика была не так хороша, как хотелось бы. Да и в целом в «Бостоне» нелегко себя показать: там очень плотная борьба за место в основе и множество качественных игроков.

— Вы говорили, что Брюс Кэссиди был предвзят к вам и ждет ваших ошибок. Сейчас обида на него осталась или это было сказано на эмоциях?

— Наверное, эти слова были сказаны в моменте и на эмоциях. Сейчас у меня нет обиды или негативных чувств по отношению к Брюсу. «Бостон» — отличный клуб с отличными болельщиками. Доволен проведенным временем в «Брюинз» и счастлив, что мне довелось поиграть там.

— Каково было ментально играть в «Провиденс», зная, что вас не особо ждут в «Бостоне»?

— В первые два сезона я достаточно часто играл за основу. Особенно неплохим вышел самый первый сезон. Когда на третий год у меня получалось выдавать хорошие серии, то стало понятно, что нельзя успокаиваться и останавливаться, потому что тебя в любой момент могут отправить в АХЛ, а потом в любой момент вернуть в НХЛ. Был даже период, когда меня каждые два дня кидали туда-обратно. Конечно, это непросто. К концу третьего сезона я понимал, что закрепиться в «Бостоне» будет сложно и постепенно начал подумывать о других вариантах продолжения карьеры.

— Удивляло, что, несмотря на не самые простые отношения с Кэссиди, генеральный менеджер Дон Суинни два раза делал вам квалификационные предложения?

— Это часть бизнеса. Они вкладывали в мое развитие и деньги, и время. Поэтому у них была возможность использовать меня на рынке для обмена. Но пока мои права остаются у «Бостона». Думаю, если бы у них появилось какое-то хорошее предложение, то мне не стали бы вставлять палки в колеса.


«Даже в Америке не видел таких габаритных команд, как «Авангард». Интервью главного новичка чемпионов

В «Авангарде» хочу быть настоящим снайпером

— Когда вы выходили на драфт, скауты отмечали, что вам необходимо поработать над первым шагом и стартовой скоростью. За несколько лет в Массачусетсе удалось убрать «белые пятная»?

— Да, катание было основным элементом, который мне нужно было подтянуть. После того как меня задрафтовали, стал заниматься с тренером по катанию и работаю с ним до сих пор каждое лето. Но вообще, когда ты осваиваешься и привыкаешь к скоростям, все должно быть в порядке. Конечно, осталось еще много нюансов, над которыми мне нужно работать, — это и игра в обороне, и контроль шайбы, и форчекинг. Хотя последние два года уделял наибольшее внимание игре в чужой зоне и именно завершению.

— Алексей Волков говорил, что ваше лучшее качество — это бросок. Он от природы такой хлесткий или в какой-то период усиленно прокачивали его?

— Когда я поехал в Америку, то должен был работать над всеми нюансами, чтобы быть успешным. И последние два года в «Бостоне» я работал именно над броском и забиванием голов. В «Авангарде» хочу быть настоящим снайпером, который будет много забрасывать и доверять своим инстинктам.

— В 2019-м вас на достаточно большой срок поднимали во второе звено к Давиду Крейчи. Каково было выходить с легендой и одним из лучших центров лиги, с которым вы могли поговорить на одном языке?

— Наверное, на данный момент он лучший центральный нападающий, с которым я играл. Знаю, что сейчас Давид уезжает в Чехию и больше не будет выступать за «Брюинз». Желаю ему только удачи. Играть с ним было здорово. Мы разговаривали почти на одном языке — словацкий и чешский очень похожи. Благодаря ему я знал, какие требования тренер предъявляет к игрокам и что он от них хочет.

А еще он помогал мне сохранять спокойствие. Крейчи сам по себе очень терпеливый и спокойный человек. Он вселил в меня веру, что я тоже на многое способен — и пас хороший отдать, и красивую комбинацию расчертить. Именно благодаря ему получилось развить эту уверенность в себе.

— С вашими габаритами вас не пытались переформатировать в чистого игрока для нижних звеньев?

— Я не против форчекинга и люблю не только забивать, но и побороться за шайбу. К моему счастью, не дошло до того, что меня пытались изменить, перестали использовать мои навыки и поставили в четвертое звено, чтобы я бегал и играл максимально просто. Мне бы не доставляло удовольствия носиться по всей площадке и играть в простой хоккей. Знаю, что есть ребята, которые классно справляются с подобной ролью, но не думаю, что у меня получилось бы в боттоме. Рад, что остался самим собой и не превратился в простого чеккера.


«Даже в Америке не видел таких габаритных команд, как «Авангард». Интервью главного новичка чемпионов

Знаю, что могу показать себя в КХЛ

— Первые слухи о вашем переходе в «Авангард» появились еще 1 мая, но контракт вы подписали только 17 июня.

— Да, действительно, первые переговоры начались еще в мае. Я успешно провел сезон, и у меня было много предложений. Чуть позже права на меня передали «Авангарду», и мы начали обсуждать различные нюансы. Плюс в то время шел чемпионат мира, и мне нужно было думать о нем. После все было окончательно понятно, и мы подписали контракт.

— Волков не скрывает, что видит в вас прямую замену Риду Буше. Он набирал очки за счет нереального голевого чутья, классного выбора позиции и умения вовремя оказаться на подборе. Что чемпионскому «Авангарду» может предложить Петер Цегларик кроме броска?

— Часто слышу, что я пришел на замену Буше. Что ко мне пришло после чемпионата мира и классного сезона в Швеции, так это непоколебимая вера в себя. Знаю, что могу показать себя в КХЛ. Здесь еще важно, с какими партнерами ты играешь — кто будет бросающим, кто будет распасовщиком. Думаю, что здорово умею находить пространство и свободный лед, чтобы поражать ворота. Еще знаю, что могу показывать уверенную игру и выигрывать борьбу за шайбу.

Рид здорово провел предыдущий сезон, который для него был первым в России. У него все получилось, поэтому теперь я должен принять этот вызов. Мне нужно найти свою игру и помогать команде. Конечно, в моем переходе сыграло большую роль то, что «Авангард» — клуб-победитель и ему удалось выиграть Кубок Гагарина. Я тоже хочу быть причастен к его победам.

— Боб Хартли на пресс-конференции после матча с «Трактором» сказал, что хочет видеть максимальную вариативность сочетаний в обновленной команде. Первый матч вы сыграли в звене с Якуповым и Найтом, второй — с Зерновым и Толчинским. С кем все-таки чаще выходите на тренировках?

— Предсезонка для того и проводится, чтобы посмотреть, с кем у тебя лучше идет игра и с кем ты найдешь ту самую «химию». Практически всю часть сборов, которую мы провели в Балашихе, я тренировался в сочетании с Корбэном Найтом. Мы очень много разговаривали с ним, он многое мне объяснял — это очень помогает.

Но мне понравилось играть и с Сергеем Толчинским — он потрясающий игрок, который всегда активен и создает кучу моментов. И я тоже хочу играть в подобном стиле и постоянно угрожать воротам. У нас впереди еще несколько матчей, и после них уже будет видно, в каких сочетаниях мы останемся.

— Еще он говорил, что многие новички пока не успели понять систему «Авангарда». Вы уже успели уловить хотя бы ее очертания?

— Мы работаем над этим каждый день. Тренеры проводят очень много собраний, на которых разбирается видео. Но пока еще есть время до начала сезона. Главное — вникнуть во все мелочи. Прекрасно понимаю, что мы хотим показывать скоростной хоккей и постоянно играть в давление.

— «Авангард» в этом межсезонье оброс габаритными и достаточно тяжелыми нападающими. Вы когда-нибудь играли в такой крупной команде с большим совокупным весом?

— Игра с годами меняется. За то время, которое я провел в Северной Америке, акцент стал делаться на скорость и на навыки работы с шайбой. Вообще считаю, что габаритные сильные игроки нужны любой команде. Особенно в плей-офф, когда игра становится более агрессивной и силовой. Силовой аспект игры сейчас становится критически важным. В плей-офф с таким количеством больших ребят против нас будет нелегко. Наверное, даже в АХЛ не видел команд, у которых было бы так много габаритных хоккеистов.

— Когда смотрел несколько ваших матчей за «Лександ» и сравнивал с тем, что видел в «Провинденс», показалось, что вы в прошлом сезоне намного чаще стали идти на пятак, чем раньше.

— Да, я стал забивать больше голов с пятака. Когда приехал в «Лександ», главный тренер Бьорн Хеллквист сказал, что видит что-то особенное в моем броске, чего нет у других ребят. Поэтому я действительно старался спускаться как можно ниже на пятак и бросать. У нас было отличное звено, в котором меня использовали как завершителя.

— Кто был вашим консультантом перед переездом в КХЛ? Насколько помню, из бывших игроков «Авангарда» вы пересекались только с Юнасом Анелевым в «Лександе».

— Юнас — отличный парень. Он очень легок в общении, и мы много с ним разговаривали. Многое узнал от него о КХЛ. Определенно Анелев был моим консультантом.

— Каково вообще неделю тренироваться и играть в Сочи, когда за пределами дворца 24/7 жарит солнце и в шаговой доступности море? Условия не самые типичные для работы на льду.

— Такой опыт у меня впервые. С предыдущими командами не выезжал в такие места. Хотя в прошлом году в Швеции у нас были сборы у моря в небольшом курортном городке, но тогда мы провели там всего четыре дня. Классно, что есть возможность немного побыть под солнцем — сезон и зима буду долгими. Но, разумеется, это все-таки сборы — мы здесь не на каникулах. При этом мы наслаждаемся свободным временем, которое проводим вместе всей командой. Например, после игры с олимпийской сборной России мы здорово поужинали все вместе и поближе познакомились друг с другом. Это тоже очень важный момент.

Десять лет назад словацкий хоккей не успевал за прогрессом

— Есть объяснение, что произошло со словацким хоккеем в 2010-х-2020-х?

— В последние пять лет мы движемся в правильном направление. Но 10 лет назад мы оказались в стагнации, когда словацкий хоккей просто не успевал за прогрессом и какими-то трендами. Мы реально застыли. Было много разговоров, кто может это изменить. Сейчас все вошло в нужное русло, и у нас много игроков, которые должны показать себя в будущем.

— Почти все топовые словацкие юниоры, как и вы в свое время, в 15-16 лет уезжают за развитием в Финляндию или Швецию.

— Я был одним из первых, кто задал этот тренд. На тот момент только около трех-четырех игроков моего возраста уехало за границу. Просто многие понимали, что в Швеции, которая выпускает много классных игроков, можно развиваться куда эффективнее. В 15-16 лет можно совершить качественный скачок в развитии. Тогда я считал переезд в «Лулео» лучшим выбором. Кстати, сейчас уже не так много ребят уезжает из Словакии — достаточно большая часть остается и играет на профессиональном уровне.

— Вы играли на ЧМ в одной команде с Юраем Славсковски и Шимоном Немецом — двумя пацанами 2004 года рождения, которые будут претендовать на топ-15 следующего драфта НХЛ. Что их делает исключительными?

— Со Славковски мы познакомились еще в тренировочном лагере до ЧМ, и тогда я даже играл с ним в одном звене. Шимон и Юрай показали в Риге, что у них невероятная уверенность в своих возможностях. То, что они в столь юном возрасте выступают на взрослом чемпионате мира, — это какое-то безумие! Просто потрясающе! Ребятам на турнире было всего 17 лет, и в свои 26 я чувствовал себя чуть ли не самым старым в команде. Я желаю им только удачи — они отличные игроки с большим будущим.

— Главный тренер сборной Словакии Крэйг Рэмзи хоть в чем-то похож на Хартли?

— У них много общего. Они оба очень позитивные и трудолюбивые. Оба хотят, чтобы их игроки абсолютно все делали правильно и по заданию. Боб, наверное, чуть более импульсивный. Он старается прививать своим командам энергичный хоккей. Крэйг более спокойный и интеллигентный. Правда, я не знаю, будет ли он в этом сезоне работать со сборной Словакии. Но работать с ними обоими — одно удовольствие.

— Не жалеете, что у вас разошлись пути c Мареком Гривиком, с которым вы периодически играли в одном звене в «Лександе» и вместе оказались в составе сборной на ЧМ? Тем более вы ведь с ним оба из Жилины.

— Ха-ха! Нам уже нужен был перерыв, чтобы отдохнуть друг от друга. Мы с ним весь сезон жили вместе в маленьком городке, а потом вместе играли в сборной. Но вообще, если говорить серьезно, он прекрасный парень и отличный игрок, который круто показал себя на ЧМ. Сейчас мы немного отдохнем друг друга и в конце августа вновь встретимся в сборной на квалификации к Олимпийским играм.

— Если судить по Elite Prospects, то из Жилины вышло не так много хоккеистов хотя бы уровня чемпионата Словакии. Футбол в родном городе перебивает хоккей по популярности?

— Да, футбол имеет достаточно большое значение в моем городе. Местный футбольный клуб выпускает немало хороших футболистов и продает их в европейские лиги. Хоккей здесь немного отстает. Но если посмотреть на состав сборной Словакии, то несколько ребят, например Роберт Лантоши, выросли в близлежащих областях.

— Словакам и чехам куда легче дается русский язык, чем легионерам из других стран. Сейчас какие-то отдельные фразы удается понимать?

— Что-то понимаю, но не так много, как хотелось бы. Не так давно у нас было собрание, где я понимал некоторые слайды на русском. Но я приехал всего пару недель назад. Так что это нормально. Кстати, в школе русский был моим вторым иностранным языком, но когда я уехал в Швецию, то его изучение пришлось прекратить. Думаю, что со временем освою язык.

Иван Богун

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.