Коллаж – шарики

“Идёшь по скользкой дороге, падаешь и думаешь: “Хоть бы не руки!”. Интервью с молодыми звёздами классической музыки

0 2

"Идёшь по скользкой дороге, падаешь и думаешь: "Хоть бы не руки!". Интервью с молодыми звёздами классической музыки

Корреспондент "Омск Здесь" пообщалась с молодыми исполнителями классической музыки и узнала, как зрителю "настроиться" на их концерт, готовы ли они к экспериментам с рок-исполнителями и почему социальные сети для артиста иногда важнее победы в конкурсе.
 

Анастасия Ушакова, Эрик Мирзоян
 •  музыканты

4 мая в Омске выступили победители международных музыкальных конкурсов. Большой гастрольный тур "Молодые звёзды классической музыки" (6+) начался 3 апреля в Нижнем Новгороде. Завершится музыкальное турне грандиозным гала-концертом в московском концертном зале "Зарядье" 1 июня, в День защиты детей. Позади уже шесть концертных площадок. Перед омской публикой выступили Эрик Мирзоян (кларнет), Даниил Бессонов (скрипка), Анастасия Ушакова (виолончель), Анастасия Махамендрикова (фортепиано) и Иван Бессонов (фортепиано).

Корреспондент "Омск Здесь" встретилась с Эриком Мирзояном и Анастасией Ушаковой, чтобы узнать, чем живут молодые исполнители классической музыки и есть ли в их творчестве место импровизации и экспериментам.

– Концерты проходят в семи городах: Нижнем Новгороде, Казани, Уфе, Красноярске, Новосибирске, Омске, Волгограде. Как Омск оказался в числе счастливчиков?

Анастасия: Я рада, что мой родной город в этом списке. В Омске хорошая филармония, одна из ведущих в России, поэтому неудивительно, что Омск вошёл в число городов, где мы выступаем.

– Позади большая часть турне. Какие впечатления, накопилась ли усталость?

Эрик: Мы, участники тура, – одноклассники, и очень крепко дружим. Подбадриваем друг друга, поддерживаем. У нас такая семейная, тёплая атмосфера. Усталость если и накапливается, то ближе к вечеру. После концертов мы обычно вместе собираемся и сидим чуть ли не до утра, усталость сама собой развеивается. Мы говорим обо всём, обсуждаем концерты, и становится очень легко.

"Идёшь по скользкой дороге, падаешь и думаешь: "Хоть бы не руки!". Интервью с молодыми звёздами классической музыки

– Как отбирали произведения для этого тура, которые исполнят музыканты, и сами концертные площадки? При составлении программы приходится идти, так скажем, на поводу вкусов и предпочтений публики, перед которой предстоит выступать или музыкант сам диктует правила игры?

Анастасия: Это, наверное, зависит от статуса исполнителя. Если какой-то именитый маэстро приезжает, то ему больше позволительно в этом смысле выбирать и диктовать условия. Обычно нам всегда идут навстречу, если у нас есть какие-нибудь просьбы, передвигают время репетиций или находят нам какие-то необходимые вещи. Например, пульт, на который можно ставить ноты. Это приятно, потому что мы ещё молоды и только зарабатываем себе имя.

Эрик: Всё равно мы стараемся подбирать себе программу так, чтобы каждого участника представить с сильной стороны, но при этом, чтобы зрителю было интересно. Важно также, чтобы это не было однотипно, поэтому у нас разные инструменты и композиторы. Может быть так, что филармония высказывает какие-то свои пожелания с учётом того, какая программа может быть интересна их зрителю. В Омске, например, у меня должен был быть концерт Чайковского, но меня попросили сыграть концерт Вебера. Специально для Омска я вспоминал этот концерт, потому что маэстро Дмитрий Васильев попросил, чтобы мы исполнили именно его.

Анастасия: У каждого участника есть определённый репертуар, который он играет, и, скажем так, из этого "чемоданчика" в зависимости от ситуации мы достаём нужные произведения. То есть нам говорят, к примеру, вы должны сыграть что-то на пять минут с фортепиано, и мы смотрим, что у нас есть. Иногда учим что-то новое. Есть произведения, которые показывают музыканта с выигрышной стороны, и мы исполняем их чаще. Это то, над чем мы больше всего работали, материал делает нам своего рода "самопрезентацию".

– На концерте в Омске вы будете выступать с художественным руководителем и главным дирижёром Омского симфонического оркестра Дмитрием Васильевым. Анастасия, вы уже имеете опыт работы с оркестром под его управлением. Что можете сказать о работе на этой площадке с этим коллективом?

Анастасия: Мне кажется, что Омский симфонический оркестр – особенный. Мне нравится, что помимо классических программ они делают концерты современной музыки, музыки из кино. Я тоже это очень люблю. Мне кажется, что классическая музыка должна быть не для узкого круга ценителей, а для всех. И тех, кто с ней впервые соприкасается, лучше приучать через музыку из кино или мюзиклов. Дальше им будет легче воспринимать что-то более сложное. Мне очень нравится подход и стиль работы Дмитрия Васильева. Он привносит что-то своё в музыку, корректирует оркестр, что на самом деле делают не все дирижёры, хотя это их основная задача.

"Идёшь по скользкой дороге, падаешь и думаешь: "Хоть бы не руки!". Интервью с молодыми звёздами классической музыки

Так как Омск – мой родной город, я многих музыкантов из оркестра знаю лично. Там много выпускников музыкальной школы, где я училась, выпускников училища им. Шебалина, в котором я тоже часто бывала, и известных омских педагогов, перед которыми я играла на конкурсах, когда я только начинала. Поэтому для меня это ответственно – играть в Омске. Я всегда рада сюда приезжать. Я знаю, что здесь публика, которая меня любит и ждёт, и которая ценит хорошую музыку.

– Сейчас многие музыканты ищут себя на стыке жанров, например, классика+рок-хиты или классика+поп-хиты. Интересны ли вам подобного рода эксперименты?

Анастасия: Я не очень люблю обработки классической музыки, но, например, то, как выступают с оркестром Диана Арбенина или "Би-2", мне нравится. Это очень интересно звучит и позволяет людям, которые с оркестром никогда не сталкивались, познакомиться с его звучанием и понять, что это действительно красиво и сильно. Одно дело, когда оркестр играет Гайдна, – это для более подготовленных слушателей, а другое дело, когда оркестр исполняет твои любимые песни. Это новое мощное звучание, и ты проникаешься, а потом начинаешь слушать ещё и ещё, и, сам того не замечая, уже включаешь в машине вместо Стаса Михайлова Гайдна (смеётся).

"Идёшь по скользкой дороге, падаешь и думаешь: "Хоть бы не руки!". Интервью с молодыми звёздами классической музыки

Эрик: Благодаря оркестру получается очень богатое звучание. Мне кажется, что классика должна всегда оставаться классикой, каким-то отдельным миром. Я тоже не очень люблю обработки классической музыки, так как из-за современной обработки обесценивается изначальная версия произведения, и люди начинают относиться к ней, как к поп-музыке. И это не очень правильно. Мы, как классические музыканты, безусловно, любим разную музыку, и у нас с Настей уже много планов, чтобы что-то неклассическое сделать. Мы не против привнести что-то своё в какой-то поп-жанр и как-то там всё интересно разукрасить, чтобы зрителям, в первую очередь, было где сделать своё собственное музыкальное открытие.

– В арт-мире главными критериями успеха того или иного проекта является посещаемость, и, соответственно, многие музеи прибегают к новым формам работы, используют мультимедийные технологии. Как с этим в мире классической музыки обстоит дело? Вы как считаете, надо расширять в этом плане музыкальную аудиторию или всё-таки классика не для всех?

Анастасия: Сейчас идёт тренд на эстетику, и люди любят, чтобы всё было эстетично, чтобы всё сочеталось. Даже в кафе интерьер и посуда должны сочетаться, чтобы была особая атмосфера. Я знаю, что сейчас много проектов, где присутствует смесь изобразительного искусства и музыки, и в Омске, в том числе, их организовывали. Мне кажется, что это очень помогает, потому что людям интересно посмотреть, как это всё будет сочетаться, а потом они втягиваются и в саму музыку.

На самом деле, искусство многогранно, и нельзя музыку рассматривать как что-то обособленное, вырванное из контекста. Это всё взаимосвязанные явления. Музыканты вдохновлялись картинами, поэты вдохновлялись музыкой. Искусство прочно переплетено между собой, и хорошо, что его объекты объединяют, стараются преподнести по-современному. Мне кажется, это как раз то, что нужно молодёжи с учётом того, что эстетика сейчас в тренде.

– Как вы считаете, надо ли зрителю как-то "настраиваться" на концерт классической музыки? Зависит ли что-то от настроения? Или "звуковая магия" сама сделает своё дело?

Эрик: Мне кажется, что наше молодое поколение нужно воспитывать. Для этого в частности и создан наш тур – показать нашим сверстникам, что классическая музыка безгранична, и каждый может найти своего композитора, того, который будет ему близок. Чтобы завлечь молодого слушателя в зал, я бы начал с Рахманинова. Хотя, конечно, на вкус и цвет… Аналогов классической музыке нет. Это то, что успокаивает, воспитывает. Важно правильно слушать, расти и развиваться.

"Идёшь по скользкой дороге, падаешь и думаешь: "Хоть бы не руки!". Интервью с молодыми звёздами классической музыки

Анастасия: Мне кажется, что в обществе сейчас есть крепкое стремление к саморазвитию. Люди начинают читать больше книг, это более осознанное поколение. Классическая музыка где-то рядом, она более глубокая, чем какая-то современная попса, рок или хип-хоп. Молодёжь начинает ей интересоваться, и это заметно по тем концертам, которые мы играли в регионах. К нам подходят фотографироваться, нам говорят, что смотрели наши концерты по телевизору. Причём мало того, что это молодое поколение, так это ещё и те, кто музыкой никогда не занимался, просто поклонники жанра, так сказать. Это очень радует, и я, честно говоря, даже не предполагала, что так может быть, и была приятно удивлена.

– Что вы чувствуете в такие моменты?

Эрик: Это очень нас вдохновляет. Классический жанр отличается от других в первую очередь тем, что мы должны много времени тратить на занятия. И когда к тебе подходят люди и благодарят за твой труд, ты понимаешь, что это всё не зря, что ты делаешь всё правильно, и хочешь сделать ещё больше, потому что видишь отклик и обратную связь от зрителя. Ему понравился концерт – ты его вдохновил. И ради этого мы выходим на сцену.

"Идёшь по скользкой дороге, падаешь и думаешь: "Хоть бы не руки!". Интервью с молодыми звёздами классической музыки

– Имеет место импровизация во время концерта у музыкантов, исполняющих классику?

Анастасия: К сожалению, импровизация в духе джаза у нас не принята. Но у каждого классического музыканта есть своя трактовка, несмотря на стандарты, каждый всё равно играет по-своему. И это ценно, потому что не было бы смысла в таком большом количестве исполнителей, если бы все играли одинаково. Поэтому интересно послушать, как каждый конкретный исполнитель трактует произведение и привносит в него какие-то свои краски. По себе могу сказать, что мне иногда приходится импровизировать, потому что я люблю музыку, и бывает, что уже на сцене в голову приходят какие-то новые идеи.

Я не боюсь экспериментировать на сцене. Мне это иногда выходит боком, но чаще всего всё удачно (улыбается). Меня за это часто преподаватели ругали, надо, чтобы всё было по нотке. С детства я любила импровизировать, и мне кажется, что я буду развиваться в этом направлении и пытаться в классическую музыку что-то новое привносить.

– Вы все не просто коллеги, а друзья. Можете ли друг другу советовать репертуар для концертов?

Эрик: Не то чтобы советовать. Но мы можем обсудить абсолютно всё, подкалывать друг друга и над чем-то смеяться. Мы же тоже обычные люди, которые занимаются классической музыкой. Выбор программы для концерта может быть совершенно разный, и какие-то произведения мы можем играть вместе. С Настей, например, мы уже думали об этом. Когда царит дружеская атмосфера, рождается много интересных идей. Есть некая связь, и зрители её чувствуют. Когда люди не просто вынуждены вместе гастролировать и выходить на сцену, а дружат. Дружба в жизни переливается в дружбу на сцене. Это важно, это невероятный эмоциональный контакт.

– Все музыканты – победители крупнейших музыкальных конкурсов: "Синяя птица", "Щелкунчик", Юношеский конкурс им. П. И. Чайковского, Astana Piano Passion и Grand Piano Competition. В обычной жизни конкурс всегда немножко "лотерея". А как у музыкантов?

Анастасия: Тут всё в совокупности. Во многом зависит от характера музыканта. Чем престижней конкурс, тем выше ответственность. Нужен сильный характер, чтобы его пройти. Часто говорят, что музыканты витают в облаках, но это не так. На мой взгляд, важно иметь какой-то внутренний стержень, волю и боевую стойкость. Можно даже сказать, военную выдержку (улыбается). Конкурс – на самом деле очень тяжёлое испытание, и даже если вы с другими участниками прекрасно общаетесь между собой, конкуренция неизбежна. У многих музыкантов после такого нервного напряжения подрывается здоровье. Чтобы справиться с той ответственностью, что на тебя возлагается, необходимы силы и стойкость. У нас, тех, кто с малых лет этим занимается, эта дисциплина уже выработана и развивается дальше. Я думаю, что это не только в нашей профессии важно, а вообще в жизни. Трудности закаляют.

"Идёшь по скользкой дороге, падаешь и думаешь: "Хоть бы не руки!". Интервью с молодыми звёздами классической музыки

Эрик: Конкурс всегда рассчитан на выдержку. Жюри в первую очередь хотят проверить, как долго ты сможешь играть, как много жанров можешь представить, умеешь ли ты переключаться с одного произведения на другое, на более техничное, например. Конкурс – это испытание в первую очередь, но и лотерея, безусловно. Человек может занять четвёртое место на конкурсе им. Чайковского, а получить от этого больше, чем тот, кто взял первое место. Тут важно быть неординарным артистом, именно артистом. Не просто исполнителем, а музыкантом. Зритель должен видеть эту энергетику, чувствовать её. Именно такие музыканты будут всегда на высоте, независимо от занятых на конкурсе мест.

Анастасия: Конкурс – это трамплин для музыканта. Ты занимаешь почётное место, и тебя узнают. Но то, как ты распорядишься этим вниманием, уже зависит от тебя. Нельзя расслабляться и думать, что теперь слава сама будет идти в руки. Может быть, так и было раньше. Но сегодня даже раскрутка в социальных сетях имеет больше значения, чем победа на конкурсе. Конкурс – возможность самопрезентации среди компетентной публики.

– То есть хороший музыкант и известный музыкант – это не всегда одно и то же? Какова роль пиара и продвижения в современном музыкальном мире?

Анастасия: Он очень важен. С появлением социальных сетей механизмы продвижения стандартизировались. Продвижение классического музыканта, конечно, отличается от продвижения того же поп-артиста. Нужно делать больше коллабораций с исполнителями других жанров, участвовать в каких-то проектах, в том числе телевизионных, быть в музыкальном обществе. Чем больше "светишься" на публике, тем больше людей о тебе узнают.

Это действительно хорошо, что сейчас классическая музыка выходит за пределы элитарности, когда классические исполнители работали только на узкий круг зрителей. Сейчас молодое поколение активно интересуется классикой. Мы должны в век современных технологий, когда всё эстетично, уметь завернуть себя в красивую обёртку и "продать" свой исполнительский образ, как это делают поп-артисты. Менеджмент в классической музыке основывается на тех же принципах, и это тоже уже своего рода шоу-бизнес, в хорошем, а не в извращённом смысле.

– Как думаете, у классических исполнителей когда-нибудь будет слава и популярность поп-звёзд? Или она им вовсе не нужна?

Эрик: Это сложный вопрос. Мы, как и они, также работаем на широкую публику. Тут уже вопрос интереса: если зритель заинтересован в нашей музыке, он найдёт время, придёт и послушает наши концерты.

Да, нам бы, конечно, хотелось получить ещё больший отклик от зрителей. Понятно, что это не та музыка, которую ты будешь слушать постоянно, ведь мы и сами слушаем разные жанры. Но важен сам факт завлечения. Мне кажется, что вряд ли на данный момент какой-то классический музыкант может иметь такую же широкую известность, как популярный артист, просто в силу жанра. Но я надеюсь, что у нас получится хоть немного это изменить, потому что то, что делаем мы, ничуть не легче труда тех музыкантов. Скорее, даже в некотором смысле сложнее.

Анастасия: С другой стороны, эта ориентация не на сиюминутность помогает нам дольше держаться на плаву. Если взять современных поп-исполнителей или тех же тик-токеров, блогеров, то их слава рассчитана на два-три года. Потом никто уже о них не вспомнит. Да, мы, может быть, не собираем стадионы, и у нас нет миллиона подписчиков, но если достигнем высот в своей среде, то войдём в музыкальную историю. Про классических музыкантов пишут в книгах, их записи хранят и переслушивают. Классика долговечна.

– Перед какой аудиторией вам интереснее выступать – перед большой или более камерной?

Эрик: Разницы нет. Даже если в зале будет один-два человека, то ты выйдешь и выложишься на все 100 процентов и даже больше. Но, безусловно, внутренне это тебя меняет: или ты выходишь играть на 100-200 человек, или на две тысячи зрителей. Меняются, скорее, ощущения перед выступлением и после него, когда видишь реакцию зала, она может быть разной.

Анастасия: Для меня нет никакой разницы, возможно, это связано с тем, что, когда я училась в детской художественной школе № 6, мы с ансамблем играли в детских садах и в домах престарелых, и на больших площадках. У тебя, как у артиста, есть задача, и, несмотря на то, сколько зрителей в зале, ты выкладываешься: отдаёшь себя, своё сердце, свою душу.

– Что для вас музыка? Какой смысл вы вкладываете в это слово?

Жизнь! (вместе)

"Идёшь по скользкой дороге, падаешь и думаешь: "Хоть бы не руки!". Интервью с молодыми звёздами классической музыки

Эрик: Ты уже не представляешь своё существование без музыки. Всё начиналось ещё в детстве, когда ты не понимаешь, что это может быть профессией. Но музыку нельзя назвать работой, это хобби, которое переросло в профессиональную деятельность. Сейчас ты уже не представляешь свою жизнь без гастролей, репетиций, выступлений и зрителей. Такие эмоции ты больше нигде не получишь. Люди приходят отдохнуть и насладиться музыкой, и они выбрали именно ваш концерт. Это так вдохновляет и заряжает теплотой, и ни в какой другой профессии этого нет.

Анастасия: Музыканты – это особенные люди. Это проявляется даже в привычках. Например, ты идёшь и на скользкой дороге падаешь и думаешь: "Хоть бы не руки!". Ты постоянно набиваешь пальцами ритм, когда слышишь музыку, думаешь, какая это тональность. Это как, знаете, постоянное радио в голове. У меня там разные композиции – начиная от поп-музыки и заканчивая сложной академической. В моей голове музыка играет всегда, и всегда под рукой наушники. Это уже как стиль жизни.

– Если говорить о серьёзной карьере музыкантов. В какой момент вы поняли, что музыка – это ваше призвание? Может быть, во время концерта?

Эрик: У меня это было в 7 лет, когда я поступил в музыкальную школу при консерватории. Это серьёзное учебное учреждение, и ты понимаешь степень ответственности. И по мере взросления твоя любовь к музыке возрастает. Важным моментом для меня стал конкурс "Щелкунчик", когда мне было 9 лет. Я тогда впервые выступал вместе с оркестром в зале им. Чайковского. Для меня тогда это было просто невероятное место. И я понял, что это то, чем хочу заниматься.

Анастасия: Для меня, наоборот, выступление на сцене – важный момент, но не решающий. Я пришла к тому, что музыка – это моё, во время каких-то мимолётных ощущений. Ты играешь какое-то произведение, тебе аккомпанирует рояль, окно открыто, птички поют и солнце светит – это непередаваемые ощущения. Когда выбираешь музыку как профессию – это как выбираешь себе партнёра, это то, без чего ты не можешь жить, и то, что всегда будет с тобой идти по жизни.

Фото: Илья Петров

Источник

Оставьте отзыв

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.